Синусоида времен

Up ] "Русская цивилизация" Ярослава Кеслера ] "Матрица Скалигера" Вячеслава Лопатина ] "Новая хронология Египта" Фоменко А.Т. и Носовского Г.В. ] "Петр Великий - хан-крестоносец?" Игоря Агранцева. Отрывки. ] Меншиков и Петр Первый. Информация к размышлению. ] "Князь Посейдон - царь Атлантиды?" Игоря Агранцева. Отрывки. ] Платон, Московский Кремль, Троя и Атлантида. Информация к размышлению. ] "Гюйгенс и Барроу, Ньютон и Гук" Владимира Арнольда ] Александр Драгункин. "5 сенсаций". Отрывки. ] "Другая история литературы" Дмитрия Калюжного и Александра Жабинского. Отрывки. ] Русское Слово в начале ] "Другая история науки" Сергея Валянского и Дмитрия Калюжного. Отрывки. ] Греко-Римская Русь - "Другая история Руси" Дмитрия Калюжного и Александра Жабинского. Отрывки. ]


Другая история литературы

Дмитрий Калюжный, Александр Жабинский

Другая история литературы. От самого начала до наших дней
Вече, 544 стр.

ISBN 5-7838-1036-3

 

Отрывки из книги Дмитрия Калюжного и Александра Жабинского "Другая история литературы", приведенные на этой странице, взяты с сайта http://nhistory.narod.ru/html/literatura.htm.
Там же можно почитать и другие избранные главы из этой книги.

Избранные главы из этой книги можно также почитаь здесь - http://hronotron.narod.ru/history/liter.html

В одном из разделов введения, проверяя как работает "синусоида времен", авторы приводят анализ расположения персонажей "Божественной комедии" Данте по линиям "синусоиды". Неестественное распределение персонажей по "историческому времени" ясно демонстрирует искусственный характер хронологии всемирной истории.

Анахронизмы

Монтескье написал в 1734 году "Рассуждения о причинах величия и упадка римлян", опираясь на труды Платона, Ксенофонта, Аристотеля, Полибия, Плутарха, Тита Ливия, Тацита, Цицерона. Но определить, когда происходили описанные ими события, он не смог. Разнобой у этих авторов, а также у Орозия, Тацита, Светония, Плиния, Геродиана, Лампридия, Филасторгия и других он пытался объяснить их "принадлежностью к различным политическим партиям, различным религиям". Другой видный деятель эпохи Просвещения, Вольтер, писал об этих попытках так: "Я не менее сыт всеми книгами, в которых повторяются басни Геродота и подобных ему о древних монархиях Азии и об исчезнувших республиках".

Так Вольтер ставит под сомнение свидетельства всех античных авторов. Он больше доверяет неопровержимым памятникам, к которым относятся остатки городов, предметы материальной культуры, произведения искусства и считает, что только если невозможно их обнаружить, можно привлекать письменные свидетельства.

В статье "История", написанной им для Энциклопедии Дидро и д’Аламбера, он высказал убеждение, что многие факты вымышлены хронистами, и современные люди не могут иметь объективного представления о событиях прошлого. Потому-то слишком много в мировой литературе несостыковок, анахронизмов.

Поговорим же подробнее о существующей в исторической науке проблеме средневековых анахронизмов. Думаем, ни один из серьезных историков не будет возражать против их изучения. И хотя только фиксировать наличие анахронизмов в исторических или литературных произведениях — занятие малоинтересное, ведь важно понять, как они возникают, объяснить закономерности их появления, — для начала просто покажем, как выглядят эти анахронизмы.

К примеру, Вергилий в "Божественной комедии" Данте говорит:

...Я от ломбардцев возвожу свой род,
И Мантуя была их краем милым.
Рожден sub Julio, хоть в поздний год
Я в Риме жил под Августовой сенью...

Итак, древний поэт, рожденный "под властью Цезаря", ведет свой род от средневекового народа ломбардцев. Уже странно.

У Низами в "Искендер-наме", вышедшей в 1486–1487 годах, есть глава "Поход Искендера на запад и посещение Каабы", из чего следует, что Искендер, — а так называли на Востоке Александра Македонского, — был мусульманином за 1000 лет до рождения основателя этой религии Мухаммеда. И у того же поэта в главе "Искендер вступает в борение с племенами русов" читаем:

Посреди вставали русы; сурова их дума:
Им, как видно, не любо владычество Рума!..
С мощью русов смешалась румийская сила,
Как на лике невесты бакан и белила.

Так Низами сообщает, что во времена Александра Македонского русские были под властью Румского султаната, хотя при традиционных датировках никаких русских не могло быть во времена Македонского, как не было еще и султаната. А персидский и таджикский поэт Джами (1414–1492) в "Книге мудрости Искендера", являющейся поэтическим ответом на "Искендер-наме", пишет:

Когда услышал это Файлакус,
Подвластным странам, — будь то Рум иль Рус,
Он имя Искендера объявил,
Венец и жезл царей ему вручил.

Из этого следует, что и Филипп Македонский (Файлакус), отец Александра Великого (Искендера), тоже знал и о Румском султанате в Турции, и о Руси. Возникает вопрос: или он знал об этих странах в IV веке до н.э., или сам жил в средневековье, о котором и пишут оба автора этих поэм.

Нам скажут: чего же вы хотите от поэтов. Они все перепутали, потому что писали не историю народов, а историю "чувств".

Но анахронизмов немало не только у поэтов. К месту и не к месту упоминает античность известный историк искусства, архитектор и художник эпохи Возрождения Джорджо Вазари (1511–1574). Между очень отдаленными временами он зачастую не видит большой разницы. В частности, пишет о том, что в античных крепостях предусматривали помещения для артиллерии.

И кстати, о термине "античный". Ни в одном произведении XIII, XIV, начала XV веков не найдете вы слова "antico". Оно вошло в обиход только во второй половине XV века. Логично предположить, что его применяли к каким-то поделкам недавнего прошлого, имея в виду определенный временной рубеж. В языковой среде это в порядке вещей. Например, произнося словосочетание "доперестроечные времена", мы понимаем, что речь идет о нескольких годах, предшествовавших приходу к власти Горбачева, а не об эпохе Ивана Грозного, например, хотя Иван тоже царствовал до Горбачева.

Сочинения флорентийца Дж. Вазари, по мнению искусствоведов и историков, наполнены "глупостями и небылицами", но ведь не только он считал Ливия и Саллюстия, Вергилия и Овидия жившими незадолго до изобретения книгопечатания. Цицерона тоже полагали средневековым автором. Вазари утверждает, что "старые" греки доделывали мозаики, начатые "древними" греками! О ком это?..

Причинами перемены древних греков на старых, а затем и на новых могли стать, во-первых, чума XIV века, ополовинившая население Европы, а во-вторых, колоссальное унижение христианского мира, потеря Царьграда в 1453 году. Шли войны с турками, а страдали как раз греки. Вот и рубеж для слова "antico". Мастера эпохи "Возрождения античности" прямо продолжали традиции художников-"антиков":

"Художники эти, как лучшие и единственные в своей профессии, приглашались в Италию, куда вместе с мозаикой завезли и скульптуру и живопись в том виде, в каком они были им известны, и так они и обучали им итальянцев…"

Это написано еще до того, как Скалигер обнародовал свою хронологию. А на многих картинах художников Средних веков и Возрождения можно видеть античность вперемешку со средневековой атрибутикой.

Но и в этом случае нам могут возразить: чего ждать от художника! Натура увлекающаяся, "я так вижу", и всё такое…

Тогда дадим слово путешественникам тех времен. Они люди серьезные, им, в отличие от поэтов и художников, выдумывать нет нужды; сами все видели, или от очевидцев слышали. И о чем же они сообщают? Об очень интересных вещах.

Марко Поло пишет не только людях с песьими головами, но и о том, что Александр Македонский воевал с татарами и построил с этой целью крепость на Кавказе. Об этом известно и другим деятелям того времени, например, Ламберу ле Тору. Подобные недоразумения можно также встретить у Плано Карпини, Рубрука, Клавихо и прочих, якобы ходивших в неведомую даль — в Самарканд, Монголию и Китай — свидетелей, оставивших свои записи.

А один из самых авторитетных авторов, современник "монгольского" периода Рашид-ад-дин в своей книге, в главе "Повествование о Кубилай-каане" рассказывает о рубежах государства китайского императора вот что:

"С восточной стороны непосредственно с побережья океана и границы области киргизов каан не имеет ни одного непокорного".

Комментаторы его текстов обычно не упускают возможности пояснить читателю, что имеет в виду автор. Но в этом случае они молчат. Сказать-то нечего, ведь где Китай, а где Киргизия? Где в Киргизии океан? Комментаторам не хватает смелости заявить, что под киргизами Рашид-ад-дин имеет в виду корейцев, потому что такое объяснение может быть ужасным для них. С другой стороны, возможно, что Китаем называлась во времена Рашид-ад-дина не та земля, которую называют так теперь. Учитывая, что "в древности" Каспийское море считалось заливом Внешнего океана, здесь можно поискать и "Китай" XIII века, но это еще более ужасно для историков, потому что разрушает всю скалигеровскую историю в ее привязке к географии. Кстати, наш современный Китай назывался в старину страной Сер, а никаким не Китаем и даже не Чином.

Монах Рубрук, совершивший путешествие в Монголию времен Чингисхана, довольно правдоподобно описывает путь по берегам Черного моря. Он правильно пишет имена царей XIII века, но вот время их царствований в его записках — никуда не годится. Так, Андроник II Гид умер в 1235 году, Феодор I Ласкарис на тринадцать лет раньше, а Феодор II Ласкарис воцарился лишь через двадцать лет после Гида, в 1255 году, между тем Рубрук в своем походе "встречает" Гида и Ласкариса (неизвестно, какого) одновременно. У турок только Осман (1288–1326) принял титул султана, через 33 года после смерти Феодора II Ласкариса и через 53 года после смерти Андроника Гида, а Рубрук утверждает, что Синоп уже в их время принадлежал султану.

Еще интереснее: в первом издании книги написано, что Скифия (Scythia) не повинуется тартарам. Но ведь Скифия по всем другим первоисточникам занимала всю южную Россию, то есть была на месте Украины, в том числе и Киевского княжества, и не быть под властью тартар не могла! И вот, чтобы затушевать эту несуразность, неизвестный позднейший корректор переименовывает Скифию в какую-то Цихию, причем в разных рукописях написано то Zikia, то Ziquia, Zichia, Zithia, Zittia, а первоначально все же — Sсythia.

Если же вспомнить, что Скифия уничтожена готами в III веке н.э., то "свидетельство" Рубрука становится совсем плохим. Или вот, он пишет: "Затем к югу находится Трапезундия, которая имеет собственного государя по имени Гвидо (Андроник II Гид), принадлежащего к роду императоров константинопольских; он повинуется Тартарам". Здесь полная нелепица; никаким татарам Гид не повиновался. (впрочем, необходимо заметить, что книга Рубрука должна служить примером не анахронизма, а подделки: это не записки путешественника, а роман, причем написан он не в XIII, а в лучшем случае в XV веке.)

В разговоре об анахронизмах наши оппоненты могут придраться и к свидетельствам путешественников: де, языков не знали, не понимали, где бродят. Географических карт, опять же, не было, а потому анахронизмы и нелепицы были неизбежны. Ну, тогда дадим слово историкам. Эти сидят, изучают, мыслят, а потом как скажут…

Начнем с историка Иордана (VI век н.э.):

"Филипп же, отец Александра Великого, связав себя дружбой с готами, принял в жены Медопу, дочь короля Гудилы, с целью укрепления Македонского царства через такое родство".

Здесь беда такая: во времена Александра, как уже сказано, не было русов, но ведь не было и готов. Стало быть, Иордан, очень авторитетный историк, допускает анахронизм. Можно ли верить другим его сообщениям, если в этом случае он — не прав? А если мы будем верить другим его сообщениям, то почему же нам не верить как этому, так и следующему, хоть здесь между упомянутыми персонами три века, согласно традиционной истории:

"И когда Гай Тиберий, уже третий, правит римлянами, готы все еще твердо сидят, невредимые, в своем государстве". Или: "Затем Дарий, царь персов, сын Гистаспа, пожелал сочетаться браком с дочерью Антира, короля готов…"

Иордан понимал, что геты и готы — одно и то же племя. Современные историки этого не понимают. Или наоборот. А в следующем откровении историка вы — еще того не лучше, — встретите готов за полторы тысячи лет до их появления на свет, у стен… Трои:

"При такой удаче готы, вторгшиеся в области Азии, забрав добычу и награбленное, снова переплывают Геллеспонтский пролив; по пути они разоряют Трою и Илион, которые, едва успев лишь немного восстановиться после Агамемновой войны, снова оказались разрушенными вражеским мечом".

Трудно сказать, по какому летосчислению меряет Иордан историческое пространство. В следующем эпизоде упомянут Юстиниан, византийский император VI века: "Так славное королевство и сильнейшее племя, столь долго царившее, наконец почти на 2030-м году покорил победитель всяческих племен Юстиниан-император через вернейшего ему консула Велезария".

Здесь самое время перейти к средневековым византийским историкам. Читая их, понимаешь, что никакого другого Рима, кроме своего родного Константинополя (Царьграда) они не знают, а в своих сочинениях постоянно "вспоминают" названия племен, городов и вещей, которые должны были уже выйти из употребления. В частности, под тавро-скифами всегда имеют в виду русских; турков называют персами, а Багдад — Вавилоном. А Пселл (XI век) пишет, что Василий II "дворцовую казну увеличил до 200 тысяч талантов", но таланты античная монета, и Василию II взять ее было неоткуда.

Султан Селим считал русских — турками; а Мавро Орбини (XVI век) вообще не видит разницы между турками, татарами, русскими, славянами, причисляя их всех к славянам, вышедшим из Мидии близ горы Арарат, к которой пристал Ноев ковчег. Силы "руссов" неисчислимы, задолго до Петра Великого они имеют колоссальный флот:

"Принимали они (славяне) участие и в опустошительных походах в Европу и другие страны. При этом, по свидетельству Герберштейна, по имени предводителей тех походов всех их называли готами. Нанесли руссы большой урон и Греческой Империи. При императоре Льве Лакопене в Большом море флотилия из 15000 парусных судов с неисчислимым, как пишет Зонара, количеством воинов внутри, осадило Константинополь. То же повторилось и при императоре Константине Мономахе. На основании этого можно судить о величие и могуществе славянского народа, сумевшего в короткое время создать столь великий флот, что прежде никакому другому народу не удавалось. Однако греческие писатели, стремясь возвеличить деяния своего народа, пишут, что руссы вернулись домой почти с пустыми руками. Еремей Русский в своих анналах, напротив, свидетельствует о том, что руссы перебили многих греков и вернулись домой с большой добычей".

Интересно, что русских причисляет к туркам и современник Скалигера, историк Жан Боден (1530–1596). Мы тут постараемся цитировать этого автора как можно больше; некоторые его высказывания вообще сшибают с ног. Например, утверждается, что если бы галльский проконсул слушал не приказы Сената, а советы Демосфена, то император Священной Римской империи германской нации Карл V, воюя с Османской империей (в XVI веке), смог бы избежать поражений в ходе пунических войн (во II – III веках до н.э.):

"По мнению неопытных и несведущих людей, для Карла V было выгодно убить послов Рихена и Фредоса и скрыть, что они были убиты его людьми, потому что они имели своими союзниками армию турок. Все же это преступление не только оказалось подлым, но и обернулось самым пагубным образом против Карла V и его страны, став поводом для великой войны, в которой христианское королевство запылало в огне. Разрушение Коринфа и поражение Тарента не имели какой-либо иной причины, кроме оскорбления послов".

Карл V жил в 1500–1558 годах, Коринф был разрушен римской армией Луция Муммия в 146 году до н.э., Тарент захвачен Ганнибалом в 212–209 годах до н.э. Так когда же были Пунические войны? Во времена Карла V. С точки зрения традиционной истории бред, но в нашей версии, допускающей передатировку "по синусоиде", логично.

Жан Боден не указывает в своих текстах дат жизни большинства упоминаемых им лиц, поэтому позвольте нам и дальше в скобках дополнять его традиционными датами:

"Тот, кто рассказывал о войнах Генриха (II Валуа, 1519–1559), я упущу имя этого историка, кто воевал в книге с императором Карлом V (1500–1558) и принимал решения и за того и за другого, окружил короля такой лестью, так засыпал его славословиями, что даже Генрих не мог выносить его восторгов без отвращения; с другой стороны, Карла он обвинил в таких грехах, как безнравственность и подлость. Этот "хороший" человек не понимал, что и лесть и упреки могут быть одинаково оскорбительны, особенно если речь идет о собственном короле, от которого зависели вопрос войны с врагами упомянутого лица, победа над ними и, самое главное, договор о его [короля] женитьбе. В результате он единодушно признан всеми лживым как историк и пристрастным как судья. Не менее безрассуден был в своих оценках и Джовио (XVI век), когда он не встретил согласия с собственным мнением у мудрого Селима (1467/68 или 1470–1520) и Исмаила (1487–1524), затем у Карла V и папы Павла (1468–1549), а также и у других королей. Я согласен с позицией Ксенофонта (430–354 до н.э.), Фукидида (460–396 до н.э.), Светония (70–140), Гвиччардини (1483–1540), Слейдана (1506–1556), которые отваживались на собственное мнение, но делали это довольно редко и осмотрительно".

Все перечисленные авторы показаны Боденом, как его недавние предшественники. "Древние греки" Ксенофонт и Фукидид жили самое большее за 150 – 200 лет до него. Действительно "древность", если вникнуть в смысл слова: ведь это столько же, сколько от нас до А.С. Пушкина. Ни из чего не следует, что от Ксенофонта и Фукидида до Бодена и Скалигера два тысячелетия:

"…Фукидид превозносил Перикла (ок. 494–429 до н.э.), а Слейдан — короля Франции и герцога Саксонского. Дю Белле и другие искали правды, а Слейдан присваивал себе награды, которые те отклоняли, поссорившись с соотечественниками. Если кто-либо неизвестный голословно утверждал что-либо, то они требовали в подтверждение необходимых доказательств или сами находили их, приняв безоговорочно слухи толпы, молву. Это является общим для всех, кто вместе с Гвиччардини (1483–1540), Плутархом (ок. 45 – ок. 127), Макиавелли (1469–1527), Тацитом (ок. 55 – ок. 120) пытается вывести на чистую воду чьи-то тайные планы и разоблачает различные военные уловки.

Слейдан был представителем короля Франции и очень часто участвовал в посольствах в другие страны. Но так как он планировал писать в основном о религии, у него не было причины разглагольствовать о чем-то другом. Он не только не привел главных и второстепенных аргументов, но также пренебрег и книгами о религии, написанными обеими сторонами, что многим неприятно.

Никто, конечно, не увидит ничего предосудительного в том, что человек интересуется историей древних (столетней давности) и делает государство предметом своих исследований. Это касается прежде всего таких писателей, как Монстреле (1400–1453) и Фруассар (1337–1404). У них великое множество всякой всячины, тех самых подробностей, безделиц, которые и открывают нам картины древности; да и современные времена не были ими опрометчиво обойдены. Та же картина была найдена мною у Эмилия, опустившего многие вещи, уже описанные другими. Подобный характер носят труды Льва Африканского, Альвареса (1465–1541) и Гаци, который подошел к материалу столь отстраненно, не определяя его значения, что в глазах инквизиции просто рябило от всевозможных вариаций и подробностей.

Но эти вещи более устраивают нас в трудах греков или римлян, которые имели дело только с гражданскими и военными занятиями, иногда их материалы описывают какое-либо конкретное памятное событие, как, например, у Ливия — горящая столица в пожаре гражданской войны, а у Тацита — рассказ о великом огне пожара, уничтожившем двенадцать районов города. Между тем не только совершенно заурядные авторы, но даже и очень известные описывали невероятные чудесные ясновидения. Так, даже весьма высоко оценивавший себя Цезарь (100–44 до н.э.) писал в "Гражданской войне", что однажды статуи покрылись испариной, и это показало преступнику презрение к нему и богов и людей.

В отношении Ливия: он обличал всех в вере в приметы, точнее, я бы сказал, в суевериях, ибо во всех этих рассуждениях о том, что поведали коровы, или как сгорели служащие государственного учреждения, или почему статуи покрылись испариной, или о том, что бог явился Ганнибалу, а шестимесячный ребенок провозгласил своим криком победу, люди не были беспристрастны…"

В книге "Метод легкого познания истории" Боден упоминает эллинистического поэта и ученого Каллимаха (III век до н.э.), а вскоре сообщает читателю название книги, написанной этим эллином: "История борьбы поляков против турок". Где античный грек мог бы отыскать поляков и турок — загадка.

"В наше время (в XVI веке) Павел Джовио, во всем следуя Полибию (II век до н.э.), тоже решил разделить всеобщую историю, правда, на свои собственные периоды", — пишет Боден. Уже видно, что вплоть до торжества скалигеровщины уживались разные "периодизации" истории. Далее поясняется, чем отличается Джовио от Полибия. Оказывается, не интервалом в 1800 лет, а тем, что один лично участвовал в событиях, а другой отсиживался в Ватикане:

"Полибий долгое время занимался военными и гражданскими дисциплинами, ни один ученый муж не имел такого опыта. Полибий был признанным вождем в своем государстве среди рядовых граждан. Уже обогащенный большим опытом, он стал врачом. Полибий много путешествовал; объехав большую часть Европы, побережья Африки и Малой Азии, он мог изучить традиции многих народов. А Павел Джовио, как он сам хвастался, оставался в Ватикане в течение тридцати семи лет. Первый был наставником, помощником и советчиком Сципиона Африканского (военачальник II века до н.э.) повсюду, во всех его войнах, а последний был ежедневным советником папы. Когда его спросили, почему он пишет вещи, которые заведомо являются фальшивыми, или скрывает то, что является правдой, то он ответил, что делает это потому, что так нужно его друзьям. Кроме того, он считал, что потомки будут верить ему бесконечно, вознесут похвалу и ему, и его соотечественникам. Жорес Парижский определенно дал окончательное доказательство этому, когда выразил уверенность, что выдуманные басни об Амадисе будут нести не меньше правды и вызывать не меньше доверия, чем написанное Джовио. Недостатки его были бы еще разительнее, если бы он распространял придуманную им ложь в интересах какого-либо государства. Является фактом, хотя Ксенофонт и Платон и ставили это под сомнение, что если ложь для кого-либо служит основой в жизни, то, действительно, в истории ему всегда найдется место. Как-то кардинал Виссарион (1395–1472) сказал, что когда он заметил, как многие из тех, кого он осуждал, обращались к богам с глупыми восхвалениями Риму, то он действительно стал очень сильно сомневаться, были ли правдой вещи, описанные древними. Таким образом, лживые истории разрушают веру во все остальное".

Итак, мы видим, что историки Иордан и Боден тоже сильно грешат "анахронизмами". Другие историки в этом отношении ничуть не лучше.

Плотин (204/205 – 269/270) пишет "Жизнеописание римского папы Петра VII", хотя от Св. Петра до наших дней римских пап с этим именем не было!

Турпиан и Эйнгард пишут "Жизнеописание Карла Великого", причем две книги об основных периодах правления императора, а третья — о его деятельности до 1490 года, хотя этот Карл… почил в 814 году, если верить традиционной истории.

Евагрий Схоластик пишет шесть книг о римской церкви и империи от 435 до 595 года от РХ. "Он начинает там, где заканчивается троянская история", — замечает по этому поводу Жан Боден.

Иоханн Тритемий Германец пишет о делах средневековых франков, начиная с 433 года до Рождества Христова (!) и по 1500-й год от оного Рождества.

Наконец, Констант Герман Эмунд пишет книгу "Об отношениях герцогов Бургундского, Фландрского, Брабантского и Голландии: история от Троянской войны до императора Карла V", а Вильгельм Парадиний — "Книгу, касающуюся древнего государства Бургундия". Нет слов… В довершение картины напомним факт, вам известный, но на который вы, может быть, не обращали никогда внимания: средневековая история Руси IХ–XII веков называется историей Древней Руси! Вот это и есть тот уровень "древности", к которому надо поднять из глубины времен историю Египта, Месопотамии, Китая, Индии, Греции и Рима.

Интересное "Сказание Иоакима" о до-варяжском времени Руси, изобилующее не соответствующими традиционной истории подробностями, было известно Карамзину, в его библиотеке находилось и "Сказание о Словене и Русе". Но Карамзин отказался писать эту "древнюю историю". Он начал историю Руси с призвания варягов. Таким образом, только с XIX века из истории Руси исчезли анахронизмы, причем по одной-единственной причине: их "вычистили".

А в Европе даже после того, как в XVII–XVIII веках скалигеровская версия истории стала широко известной, массы историков продолжали придерживаться "неправильных" представлений, базируясь не на этой новой идеологии, а на известных им летописных источниках. До Карамзина так было и у нас. Русский историк петровских времен А. И. Лызлов сообщает:

"О сих татарех монгаилех, иже живяху в меньшей части Скифии, которая от них Тартариа назвалась, множество знаменитых дел историкове писали. Яко силою и разумом своим, паче же воинскими делы на весь свет прославляхуся… Никогда побеждени бывали, но всюду они побеждаху. Дариа царя перскаго из Скифии изгнаша; и славнаго перскаго самодержца Кира убиша… Александра Великого гетмана именем Зопериона с воинствы победиша; Бактрианское и Парфиское царства основаша".

Мы тут видим, что тысячу лет спустя после Иордана русский историк подтверждает, что татаро-монголы XIII–XIV веков колотят героев античной древности. Прав Лызлов, или не прав, мы тут не обсуждаем; мы говорим о том, что и после появления хронологии Скалигера продолжают бытовать мнения, которых придерживались Иордан, Орбини и другие. Кстати, Орбини писал, что славянский народ "озлоблял оружием своим чуть ли не все народы во вселенной; разорил Персиду: владел Азией, и Африкою, бился с египтянами и с великим Александром; покорил себе Грецию, Македонию, Иллирическую землю; завладел Моравиею, Шленскою землею, Чешскою, Польскою, и берегами моря Балтийского, прошел во Италию, где много время воевал против Римлян".

В "Истории Ромеев" Никифора Грегоры, в которой описывается время крестовых походов, упоминается о договоре "начальника скифов с генуэзцами". Историк Гейд в "Истории Левантийской торговли в средние века" (1879) пишет о "северных скифах Чингис-Хана". А возвратясь к Лызлову, обнаруживаем в его скифской истории, в главе о вере и обычаях крымских татар во время войны и во время покоя, стихотворение древнеримского поэта Овидия (I век н.э.) в собственном переводе Лызлова:

И что творят сарматы страшные и злыя,
Такожде таврицкия народы иныя.
Егда в зиме померзнут Дунайские воды,
Скачут тамо через реку на конех в заводы.

Русский гений, Михайло Васильевич Ломоносов, в "Древней Российской истории" пишет:

"О грамоте, данной от Александра Великого славянскому народу, повествование хотя невероятно кажется, и нам к особливой похвале служить не может, однако здесь об ней тем упоминаю, которые не знают, что, кроме наших новгородцев, и чехи оною похваляются".

"Длугош свидетельствует, что во время междоусобной войны Иулия Кесаря и Помпея некоторое число римлян, оставив Италию, на южных берегах варяжских поселились и создали город, проименовав его Ромово, который долго там был столичным. Из польского летописца Матвея Меховского согласный сему довод имеем, что в Пруссию преселилось много римского народу и разделилось по Пруссии, Литве и Жмуди… Должно мне упомянуть о происхождении Рурикове от Августа, кесаря римского, что в наших некоторых писателях показано. Из вышеписанных видно, что многие римляне преселились к россам на варяжские береги. Из них, по великой вероятности, были сродники кое-нибудь римского кесаря, которые все общим именем Августы, сиречь величественные или самодержцы, назывались. Таким образом, Рурик мог быть кое-нибудь Августа, сиречь римского императора, сродник".

Другой историк XVIII века, В. Н. Татищев в "Истории российской" писал:

"…из Диодора Сикилиского и других древних довольно видимо, что славяне первее жили в Сирии и Финикии… Перешед оттуду обитали при Черном мори, в Колхиде и Пофлагонии, а оттуда во время Троянской войны с именем Генети, Галли и Мешини, по сказанию Гомера, в Европу перешли и берег моря Средиземного до Италии овладели, Венецию построили и пр., как древние многие, особливо Стрыковский, Бельский и другие, сказуют".

Опять же напоминаем, что мы тут говорим не о правдивости сообщения, а о противоречиях и анахронизмах. В этом сообщении В.Н. Татищева для нас интересно, что в число древних авторов вместе с Диодором и Гомером попали Стрыйковский, Бельский "и другие", творившие за 200 лет до Василия Никитича.

Продолжать можно долго; можно половину книги посвятить анахронизмам, кои в изобилии наполняют книги писателей, путешественников, историков. Анахронизмы можно найти у скульпторов и в живописных полотнах, и даже в убранстве архитектурных памятников. Но мы остановимся на уже сказанном. И посмотрим, как относятся к этому явлению — к изобилию документов, противоречащих скалигеровской версии, — современные историки, ее апологеты?

Они объявляют все подобные письменные свидетельства ложью или подделкой. Не анализируют развитие искусства, литературы, науки, и просто выводят из научного обращения неугодные им тексты. Например, многие ли из вас слышали о Мухаммаде ал-Ауфи? Это очень известный в исторических кругах арабский летописец XIII века. Кое-что из его сообщений противоречит общепринятым представлениям. Поэтому его труды вам найти не удастся, а в "исторических сборниках" его сообщения… редактируют и сокращают в нужном "ключе".

Судите сами. Ал-Ауфи пишет:

"Русы… постоянно занимаются разбоем и знают только одно средство добыть себе пропитание — меч. Если кто-нибудь из них умрет, и после него останутся сын и дочь, то все имущество отдают дочери, а сыну не отдают ничего, кроме меча, говоря ему: "Твой отец добыл имущество себе мечом". Так было до тех пор, пока они не сделались христианами в трехсотом году Хиджры. Приняв христианство, они вложили те мечи в ножны. Но так как они не знали другого способа добывать себе пропитания, а прежний теперь был для них закрыт, то их дела пришли теперь в упадок, и жить стало им трудно. Поэтому они почувствовали склонность к религии ислама и сделались мусульманами. Их побуждало к этому желание получить право вести войну за веру".

Это — полная цитата. А в сборнике "Древняя Русь в свете зарубежных источников" на стр. 233 сказано лишь о том, что ал-Ауфи описывал принятие русами христианства. Казалось бы, вызывает у вас текст какого-либо автора сомнения, так анализируйте весь текст, или откажитесь от него целиком, оставив разбираться других исследоателей. Нет: текст от читателя скрыли, и только те его слова, которые были удобными для составителей "истории", тому же читателю предоставили в качестве доказательства своих теорий. А ведь это подлог.

Другой пример. В. Н. Татищев, опираясь на ныне утраченный источник — Иоакимовскую летопись, сообщает о таком не совпадающем с традиционными представлении факте: город Словенск был построен на берегу Ильмень-озера в 3099 году. Неизвестно, как считал года летописец. Если от Сотворения мира, то это, по современным представлениям, около 2409 года до н.э. Рановато, конечно. Может, счет шел от какой-то другой эры? Но вот наши современники, историки (!!!) А. Бычков, А. Низовский и П. Черносвитов вместо анализа текста ошарашивают такой "оценкой":

"…возвращаясь к "Иоакиму", хотелось бы понять: что дало ему, как и многим, многим другим, моральное право на такие беззастенчивые спекуляции? Или он совсем не понимает, что делает?"

Проще проявить "бдительность", чем систематизировать анахронизмы, искать закономерности в их бытовании. Ведь чтобы заняться такой работой, надо усомниться в единственно верном, непобедимом учении "скромного филолога" Скалигера. Ученые скалигеровской школы на это просто неспособны. А мы не постесняемся заняться поиском закономерностей, которые, уверяем вас, приведут к интереснейшим результатам!

Синусоида времен

О том, что искусство, наука и литература античности и средневековья имеют "параллели", известно давно. Можно сказать, как только появилась хронология Скалигера, так они сразу и выявились. В конце концов, сам термин "Возрождение" ввел Жюль Мишле только в 1838 году потому, что художники, ученые и писатели XIV–XVI веков, как полагают, возрождали именно античность. Вся последовательность веков может быть разбита на "кусочки". Каждый такой "кусочек" можно назвать "траком веков". Если сначала вся последовательность имела такой вид: –IX –VIII –VII –VI –V –IV –III –II –I +I +II +III +IV +V +VI +VII +VIII +IX +X +XI +XII +XIII… …то теперь ее можно представить так: 3-й трак = – IX – VIII – VII – VI – V – IV – III – II – I 2-й трак = – I + I + II +III +IV +V +VI +VII +VIII 1-й трак = + IX +X + XI + XII + XIII + XIV + XV + XVI + XVII Между соседними веками по разным тракам легко найти параллельные события и явления. Повторяются стили искусства, а иногда и герои. Но есть особенность: четные траки (2-й, 4-й и другие) имеют регрессный ход. Здесь наша история выглядит так, будто она течет вспять. Такая ситуация хорошо знакома историкам, она не раз описана ими: количество городов уменьшается, население в них сокращается, грамотность падает. И в истории литературы мы видим сходную картину: количество произведений (и мастерство писателей) на 2-м траке "падает" от века к веку, становясь всё примитивнее, от римского расцвета I – II веков и до полного исчезновения к VIII веку н.э. Так же и художники опираются на технические приемы и навыки предшественников. И также в "темные века" (VI – VIII) их умение кончается. Остаются только островки, вроде Вестготского и Остготского королевств. И эти островки, как, видимо, считают историки, спасают всю их историю, но на самом-то деле не спасают, а окончательно делают такой ход событий бредовым! Все приходит в норму лишь в том случае, если четные траки "перевернуть", направив "ход событий" в другую сторону. Как только мы это сделали, так сразу поняли, что составленная в XVI – XVII веках хронология имеет волновой характер и выстраивается в структуру веков, которую можно назвать "синусоидой".

Подобная структура возникла не сама по себе, а от замысла автора хронологии, И. Скалигера. Это тем более вероятно, что незадолго до него идею циклизма развивал Никколо Макиавелли (1469–1547). Она заключается в том, что ситуации, имевшие место в прошлом, повторяются: таково божественное провидение. Если Скалигер стоял на сходной точке зрения, то ему не надо было даже искать древние документы: повторяй в прошлом события вчерашнего дня, и не ошибешься. Ведь этот хронолог занимался совсем не выяснением Истории, а привязкой ее к библейскому Сотворению мира.

На самом же деле нет никаких оснований для иного вывода, кроме того, что история человечества цельна, последовательна и непрерывна; если и происходили какие-то "регрессы", то локально и непродолжительно. Когда эту цельную и не очень длинную историю разделили как бы вдоль на кусочки, и "кусочки" эти выстроили друг за другом, то и получилось то, что называется теперь "традиционной историей", в которой стили искусства и литературы, научные открытия, экономические теории, законодательство и многое прочее "развивается" волнообразно.

С IX по XVII век нашей действительной истории, на 1-м траке, который и представляет из себя реальную последовательность событий, достижения античности "вспоминаются" с той же скоростью и в той же последовательности, с какой античность развивалась с минус IX до минус I века, на 3-м траке. Мало того, что по теории вероятности такое повторение попросту невозможно, так еще ученые сами сообщают публике, что "возрождение" началось только с XIV века, когда, дескать, средневековые люди "впервые откопали" античные произведения искусства и литературы. Как же могли они столь последовательно "откапывать" их от XIV до XVII века?..

А на 2-м траке, с минус I века и по VIII-й включительно, достижения античности с той же скоростью забываются, чего вообще не может быть. То есть забываться-то достижения могут; невозможна событийная и стилистическая зеркальность этого процесса.

Нам тут могут возразить: даты жизни писателей (а также царей, художников, полководцев, священников и прочих) этого 2-го трака опровергают нашу версию. Но ведь в том-то и заключается работа хронолога, чтобы вычислять даты. Надо же понимать, что до весьма недавнего прошлого не было у людей паспортов, и не записывали в метрики данных о рождениях и смерти. Не велось статистического учета, никто не считал среднюю продолжительность жизни, и не было стройной хронологической системы, в которой записанным друг за другом писателям, философам и прочим были бы точно и сразу по рождению или смерти приписаны даты жизни, да еще выданы свидетельства, что имярек писатель или философ.

Мы даты их рождений и смертей имеем теперь только в результате вычислений хронологов, да к тому же сделанных не для всех. Отсутствие точных дат в некоторых случаях уже подозрительно, ведь обычно скалигеровцы не церемонятся; если известно, что кто-то жил, допустим, в IV веке, ему тут же устанавливают годы жизни. Современников же, живших на рубеже веков, легко "развести по линиям": одного в III век, другого — в IV-й. Фактические даты потом "уточняются" (но так и остаются разночтения, например, в светской и церковной истории).

Однако писатель должен опираться на опыт предшествующих поколений. Проявляется это, во-первых, в том, что писатель III века ссылается на писателя II века, писатель II века — на писателя I века и т.д. Понятно, что в пределах одного века это происходит само собой (хотя иногда оказывается, что старики ссылаются на молодых), а другие ссылки в пределах регрессного трака могут оказаться фальсификацией. Во-вторых, дело не только в упоминаниях предшественников, но и в идеях. Писатель, как и философ, опирается на идеи живших до него мыслителей, развивает их, усложняет и т.п. Но в традиционной нашей истории, оказывается, "усложнение" может происходить и помимо воли философа, как бы через его голову.

Что же за историю нам придумали? Иероним (IV век) знает Евсевия (III век), Евсевий знает Оригена (ок. 185–253/54), Ориген, наверное, знает Лукиана (ок. 120–190), а Лукиан — Плутарха (ок. 45 – ок. 127). Но Иероним (линия № 5) о Цицероне или Лукиане (линия № 6–7 "римской" волны) уже вряд ли слышал. Так каким же образом получилось, что сатира Лукиана понятна Эразму Роттердамскому (1469–1536, линия № 7–8) и близка ему, а Иерониму не понятна и не близка? Наш ответ: это произошло в результате хронологических подтасовок. На самом деле Иероним жил раньше и Лукиана, и Цицерона, а потому их и не знал!

Давайте-ка разберемся и с этим. Надо привыкать к тому, что мир сложный. А чтобы вам было удобнее следить за ходом наших рассуждений, имейте в виду, что в конце книги помещена страничка с синусоидами.

Ф. Зелинский пишет в книге "Соперники христианства":

"Ученые с давних пор забавляются развенчанием Цицерона как философа, отыскивая греческие источники его философских сочинений, которых он, к слову сказать, и не выдавал за оригинальные; такими источниками называют Антиоха, Филона, Посидония, Панэтия, Клитомаха и много других".

Наша гипотеза отводит Цицерону (106–43 до н.э.) место на линии № 6 "римской" волны, до чумы 1347–1350 годов, скорее всего, в начале XIV века. Философы-стоики Панэций (ок. 185–110 до н.э.) и Посидоний (ок. 135–51 до н.э.), а также Филон Александрийский (30 до н.э. – 50 н.э.) и Клитомах (II век до н.э.) должны быть деятелями Возрождения (известного также как эллинизм) конца XIV – начала XVI веков. Вдаваться в суть учений этих философов нам тут нет надобности, нам важно, что Цицерон не ссылается на упомянутых авторов (иначе не было бы смысла в этих разоблачениях).

Считается, что он был эклектиком, но это означает в рамках нашей синусоиды, что в его сочинениях были зерна, впоследствии развитые в различных философских школах. Возникает вопрос: а нет ли у этих авторов ссылок на Цицерона? Если и были, за многие годы "текстологической" работы их убрали.

Конечно, он мог опираться на идеи философов V–IV веков до н.э. (линии № 5–6 стандартной "греческой" синусоиды), а "поздних греков" он знать не мог, или это может оказаться простым совпадением имен. Любой факт может иметь массу интерпретаций. Но сколько же "совпадений" должно быть в реальности, чтобы историки обратили на них внимание?!

А они, услышав о такой замечательной нашей синусоиде, даже обрадовались: вот, говорят, а мы и всегда знали, что история развивается по спирали! Вы только подтвердили это. И с ними можно было бы согласиться, если бы не две крупные (для традиционной истории) неприятности.

Во-первых, авторы средневековья из всех своих "античных коллег" знали только тех, кто жил "параллельно" с ними, или ниже по линиям веков. Например, Данте (1265–1321, линия № 5–6) в поэме "Божественная комедия" упоминает более сотни античных деятелей, но только тех, кто жил в веках не выше линии № 6. Например, Данте не знает Архимеда. И это не секрет: механизмы, изобретенные Архимедом (ок. 287–212 до н.э., линия № 7), и в самом деле не были известны в XIV веке; о них "узнали" только во времена Леонардо да Винчи (1452–1519, линия № 7) и Рабле (1494–1553), который, как мы уже сообщали в Предисловии, пенял антикам вроде Цицерона и Диогена за то, что они "пишут всякий вздор о нашей (французской) королеве".

Во-вторых, обнаружились для исторических царств римская, старовавилонская, византийская и арабская "волны", имеющие хорошую корреляцию со стандартной "греческой" синусоидой, а также весьма специфические Ассиро-египетская и Индийско-китайская синусоиды. "Римская" волна имеет свои сложности (скажем, в показе эволюции искусства она сдвинута вниз относительно "греческой" примерно на пол-линии, а в показе событийности — нет), и требует дальнейшего изучения. "Старовавилонская" и "византийская" волны как бы продляют друг друга. (Полагаем, они представляют собой две части истории Византийской (Ромейской) империи из-за перехода власти от азиатской к европейской династии). Одного этого достаточно, чтобы целиком отказаться от идеи циклического развития человечества. Нет, "история" была сконструирована создателями хронологии, которые в расчетах своих исходили из идеи цикличности.

Чтобы воссоздать историю в подлинном, "объемном" виде, следует свести воедино все траки всех синусоид. Проблема здесь в том, что человечество как-то жило и до "линии № 1", то есть до IX века. Поэтому надо суметь не только сложить из мнимых историй реальную "объемную историю", но и вычленить события, датировку которых традиционная история выполнила правильно.

Первоначально синусоиды и волны были обнаружены нами на основе стилистического анализа произведений изобразительного искусства. Пришла пора посмотреть с такой точки зрения и на литературу. Ведь существует мнение, разделяемое очень многими учеными, что качественные уровни словесного и изобразительного искусства должны быть взаимосвязаны. Иными словами, не может быть плохого искусства при хорошей литературе. И то и другое, да еще научные знания, определяет уровень культуры в целом.

И тут мы опять сталкиваемся со странной ситуацией. Древнеримская литература имела какое-то развитие с IV века до н.э., а древнеримское искусство только с I-го. До этого процветало этрусское искусство, но этрусской литературы вообще, видимо, не было, ибо, когда говорят о ней, то имеют в виду лишь отдельные нерасшифрованные надписи. Такая ситуация никак необъяснима, если синхронность развития искусства и литературы является общим законом.

Впрочем, это всего лишь досадная мелочь в объеме всемирной литературы. И анализ литературных памятников позволит нам подтвердить нашу гипотезу о "синусоидах" и "траках", а заодно вы увидите, какие "матрицы" наложены на умы людские с XVII века, какие там завязли негодные стереотипные представления о прошлом нашего с вами человеческого рода.

Проверка делом

Проверить "синусоиду времён" можно быстрым и оригинальным способом. Давайте возьмем в руки "Божественную комедию" Данте Алигьери (1265–1321, линии № 5–6), и составим список исторических лиц, упоминаемых в произведении. "Божественную комедию" не зря называют энциклопедией средневековья; здесь перечислено около двух сотен персонажей, в основном реальных лиц.

Если традиционная версия истории верна, то можно ожидать, что многочисленные античные и средневековые знаменитости расположатся на всей шкале времени приблизительно поровну, или с нарастанием от античности ко времени автора.

Но этого не происходит. Составив график без учета нашей синусоиды, мы обнаруживаем, что биографические знания Данте имеют очень "неровный" характер. Но еще более поразительной становится эта картина, если расставить упомянутых писателем исторических героев по "линиям веков" нашей синусоиды, с учетом римской, византийской и арабской волн: теперь мы видим три ясных пика.

Причем оказывается, что между пиками пусто, то есть на всех траках выше линии жизни самого Данте он никого не знает! Это может быть только в том случае, если "древние" греки и римляне, жившие в любом веке выше линии № 6, жили позже Данте.

Ведь мы не видим ни одного персонажа на линиях № 7–9 кроме трех человек, которые вполне могли попасть сюда в результате любой случайной ошибки, или их наличие может быть объяснено поздними вставками. В любом случае, равномерного нарастания знаний Данте о прошлом не наблюдается, а "всплески" этих знаний становятся еще "острее".

Перечислим же всех его персонажей, расставив их по тракам, выделив героев "римской" волны курсивом.

3-й трак

IX – I век до н.э.

2-й трак

IX – I век

1-й (реальный) трак

IX – XVII век

Линия №9—нет
Линия №8—нет
Линия №7
Ганнибал (247–183 до н.э.) "римская" волна Исидор Севильский (VII век) византийская волна Нет
Эвклид (III до н. э.)    
Линия №6
Александр Македонский (356–323 до н. э.) Беда Достопочтенный (VIII век), визант.волна Альбрехт I Габсбург (1298–1308)
Антифан (IV до н.э.) Велисарий (VI век) визант. волна Бонифаций VIII (1294/1303)
Аристотель (384–322 до н.э.) Гален (130–200) Вацлав II (1278/1305)
Бреин (IV в. до н. Э.) Дионисий Ареопагит (I век) Генрих VII (1308/1313)
Гракх Гай (II до н.э.) Диоскорид (I век) Джотто (1266–1337)
Гракх Тиберий(II до н.э.) Домициан ((81/96) Диниш I Землепашец (1279/1325)
Диоген (404–323 до н. э.) Лаврентий (III век) Карл II Анжуйский
Диосиний I Сиракузский (407–367 до н. э.) Лукан (39–65) Карл Валуа (? – 1325)
Диоскорид (I век) Папа Агапит I Роберт Брюс (1306/1329)
Иуда Маккавей (II до н.э.) – "рим.волна" Персий (I век) Стефан Урош II Милутин (1282/1321)
Плавт (III–II до н. э.) Присциан (VI век) визант.волна Федериго II (1296/1337)
Птолемей Иерихонский (135 до н.э.) Птолемей (II век) Фердинанд IV (1295/1312)
Сципион Африканский (II до н.э.) Савелий (III век) визант.волна Филипп IV (1285/1314)
Теренций (II до н. э.) Стаций (40–96) Хокон V Долгоногий  (1299/1319)
Цецилий (II до н. э.) Тит (I век) Чимабуэ (1240–1302)
Эпикур (341–270 до н.э.) Траян (с 98 по 117) Эдуард I (1272/1307)
  Ювенал (60–127) Яков (1262/1311)
  Юстиниан (527/565) визант.волна Яков II (1291/1327)
Линия №5
Анаксагор (500–428 до н.э.) Август (27 до н.э.–14 н.э.) Адзолино (1194–1259)
Бренн Агафон (V до н.э.) Алессио Интреминелли
Брут Марк Юний (I до н.э.) Антифонт (V до н.э.) Альберто Касалоди
Варий (I в. до н. э.) Арий (IV век) Беатриче (1265–1290)
Вергилий (70–19 до н.э.) Деций (?) Бонтуро Дати
Гай Кассий Лонгин (I до н.э.) Донат (IV век) Бранка д’Орья (? – 1275)
Гиппократ (V–IV до н.э.) Иероним (IV–V век) Брунетто Латини
Гораций (65–8 до н. э.) Иоанн Богослов (I век) Буозо да Дуэра
Демокрит (460 до н.э. - ?) Иоанн Златоуст (IV век) Ванни Фуччи
Дионисий I (407–367 до н.э.) Константин Великий Венедико Каччанемико
Еврипид (480–406 до н.э.) Макарий Александрийский (IV век) Витальяно дель Денте
Зенон (490–430 до н. э.) Мелисс (V до н.э.) Гвидо Бонатти
Кассий (? – 42 до н.э.) Павел Орозий (IV–V век) Гвидо Гверра
Катон Мл. (95–46 до н. э.) Парменид (V до н.э.) Гвидо Кавальканти
Квинций (V в. до н.э.) Персий (I век) Гизабелла Канчанекмика
Клеопатра (I в. до н. э.) Публий Папаний Стаций (ок.45 – ок. 96) Гомита из Галлуры
Красс (I в. до н. э.) Сенека (4 до н.э. – 65 н.э.) Гульермо Борсиере
Ксеркс (V в. до н. э.) Симонид (V до н.э.) Джакомо да Сант-Андреа
Курион (I в. до н. э.) Тиберий (I век) Джанни Сольданьер
Марция (I до н. э.) Ювенал (60-е – 127) Джованни Буйамонте
Марцелл (I до н. э.)   Кавальканте Кавалькинти
Луций Цецилий Метел (I до н.э.)   Карл I Анжуйский (1226-1285)
Марция, жена Катона   Каталоно деи Малавольти
Овидий (43 до н.э.–17 н.э.)   Лано из Сиены (? – 1287)
Пирр (319–272 до н. э.)   Лодеринго дельи Андало
Платон (427–347 до н. э.)   Микеле Скотто
Поликлест (V в. до н. э.)   Микеле Цанке
Помпей (106–48 до н.э.)   Монтанья деи Парчитати
Секст Помпей (I до н.э.)   Моска деи Ламберти
Симонид (556–468 до н.э)   Николай Орсини
Сократ (469–399 до н. э.)   Обиццо д’Эсте (? – 1293)
Тит Ливий (59–17 до н. э.)   Оттавиано дельи Убальдини (? – 1273)
Торкват (IV до н. э.)   Оттокар II (? – 1278)
Цицерон (106–43 до н. э.)   Пинамонте деи Бонакольси
Эмпедокл (490–430 до н.э.)   Пьер делла Винья
Юлий Цезарь (I до н.э.)   Риньер де Пацци
Юлия, дочь Цезаря   Риньер Корнето
    Рудольф Габсбург (1273/91)
    Тебальд II Наваррский
    Теггьяйо Альдобранди
    Тезауро деи Беккерия
    Уголино делла Герардеска
    Фарината дельи Уберти
    Федерик II Гогенштауфен (1194–1250)
    Фома Аквинский
    Франческа Малатеста
    Франческо д’Аккурсио (1225–1293)
    Целестин V (1219 - ?)
    Якопо Рустикуччи
Линия №4
Гераклит (544/540 – ?) Али (VII век, зять Магомета) арабская волна" Аверроис (XII век)
Гомер Анастисий (папа 496/98) визант.волна Бертрам де Борн
Лукреция, жена Коллатина Атилла (433–453) Гвальдрада
Луций Тарквиний Коллатин Боэций (V – VI век) Гугон (XII век)
Луций Юний Брут Григорий Великий (VI–VII век) визант.волна Доминик (1170–1221)
Муций Сцевола Магомет (570–632) арабская волна Констанция (1154–1198)
Солон (VI до н. э.) Фотин Петр Ломбардский (XII)
Фалес (625–547 до н. э.)   Саладин (1138–1193)
Эзоп   Франческо Грациано
    Фридрих Барбаросса (1125–1190)
Линия №3
Нет Король Артур Авиценна (XI век)
    Бернард Клервоский (1091 – 1153)
    Иоахим (ум 1202)
    Петр Дамиани
Линия № 2
Нет Нет Гуго Капет (Х век)
Линия № 1
Нет Нет Рабан Мавр (IX век)

Результат подсчета упомянутых Данте человек по линиям веков приведен в таблице.

Линии 3 трак 2 трак 1 трак Всего
№ 9

№ 8

№ 7

№ 6

№ 5

№ 4

№ 3

№ 2

№ 1

0

0

2

15

37

9

0

0

0

0

0

1

17

20

7

1

0

0

0

0

0

18

49

10

4

1

1

0

0

3

50

106

26

5

1

1

Итого 63 46 83  

 

Историки возразят, что мы специально сконструировали такую схему, в которой удалось "спрятать" персонажей линий № 7–9 внутри таблицы. Например, все римляне, жившие во II веке до н.э. – II веке н.э. оказались почему-то "современниками" Данте. Отвечаем.

Как показано выше, в рамках традиционной хронологии график распределения персонажей по векам тоже выглядит ненормально. Даже если мы учтем римлян не по "римской" волне, а по стандартной греческой синусоиде, никак это не объяснит нам, почему же Данте, зная этих римлян и упоминая их, не упоминает ни одного грека того же периода. В его списке нет ни Пифагора, ни Гермеса Трисмегиста, и уж совсем удивительно, что нет в нем таких всемирно известных лиц, как Апулей, Архимед, Герон, Гиппарх, Тацит, Эратосфен, и десятков других.

Потому и появилась специальная "римская" волна синусоиды, что "уши" римского анахронизма посреди античной истории очень заметны! Этому совпадению римской истории II–I веков с греческой историей V–IV веков до н.э. сами историки присвоили название "аттикизм".

"АТТИКИЗМ, лит. направление в др.-греч. и отчасти в др.-рим. риторике. Развилось во 2 в. до н.э. как реакция на азианизм, культивировало "подражание классикам" — соблюдение языковых норм аттич. прозаиков 5 в. до н.э., простоту и строгость стиля. В области стиля А. уступил азианизму, но в области языка одержал верх: имитация языка аттич. прозы многовековой давности осталась идеалом всего позднеантич. греч. красноречия" (из Литературного энциклопедического словаря".

Что означает этот самый "аттикизм"? А означает он лишь одно: в XVI веке хронологи датировали латинскую культуру Византийской империи предшествовавших XIII–XIV веков как культуру II–I веков до н.э., а греческую ее часть — как культуру V–IV веков до н.э. Так в истории образовался некий "зигзаг": греческая культура, пройдя свой путь от V до II века до н.э., "уткнулась" сама в себя, но уже в изображении римлян якобы II века, а затем еще и "возродилась" в XIV веке. Объяснить, с какой стати развившаяся культура возвращается к своим истокам трех-четырехсотлетней (!!!) давности, совершенно невозможно, с точки зрения здравого смысла. Но литературоведение, вслед за историей, и здравый смысл превозмогает: вот, говорят, развился такой "аттикизм" вопреки "азианизму", и можно прекращать дискуссию.

Из этой хитрости, придуманной в угоду традиционной истории, развилось и представление об "обходных путях" римской литературы: дескать, Вергилий есть римский Гомер, Саллюстий — римский Фукидид, Тит Ливий состязается с Платоном и Демокритом. Почему бы римским авторам II века до н.э. не посостязаться с греческими авторам того же века? Но они для римлян будто не существуют!

"Чтобы вернуться к патриотическому эпосу Невия и Энния и дальше, к отечественным преданиям самой седой древности, Вергилий нуждался в уроках Гомера и Аполлония Родосского, в блужданиях по буколическому миру Феокрита, в поэтической культуре неотериков", — пишет С. Аверинцев в книге "Поэтика древнеримской литературы".

Вот он, "обходной путь"! Уточняем: Вергилий (I век до н.э.), желая вернуться к эпосу римлян Энния и Невия (II до н.э.) страшно нуждается в Аполлонии Родосском (III до н.э.) и греке Гомере (между XII и VI до н.э.), но предварительно должен поблуждать по культуре неотериков ("новых поэтов") своего I века до н.э., сначала заглянув к греку Феокриту (конец IV – первая половина III до н.э.).

Этот хронологический зигзаг, верно подмеченный С. Аверинцевым, исчезнет, как только мы сложим вместе все "волны" и "траки" синусоиды. И окажется, что Вергилий — прямой продолжатель Гомера и современник Феокрита, а Энний и Невий (как и Аполлоний Родосский, возможно) — просто его последователи, хоть и менее талантливые. Кстати, римский комедиограф Плавт называет римлянина Невия poeta barbarus ("варварский поэт"). Может быть, Плавт грек?

История совершенно упускает из виду, что в средневековье существовало как минимум две Греции и два Рима. Византийскую (Ромейскую) империю называли Грецией (на Руси даже в XVII веке), а южную Италию с Сицилией, подчиненные Константинополю, называли даже Великой Грецией. До распада единой империи, включавшей в себя и всю Европу тоже, на две части, восточную и западную, Константинополь (он же Царьград) был Римом, столицей римских императоров, и итальянский Рим тоже был Римом. Итак, имеется две Греции, и в каждой столица — Рим. Когда Скалигер сочинял свою историю, он события греческого Рима (Константинополя) сдвинул дальше, чем события итальянского Рима. В результате получилось, будто поэты "древнего Рима" не знают своих современников, поэтов Греции, но знают их предшественников, — которые на самом-то деле и есть их современники, и вся их "сложная" история — это история средневековья и Возрождения.

С. Аверинцев продолжает:

"В конце III в. до н. э. влиятельные аристократы города Рима Фабий Пиктор и Цинций Алимент излагают отечественную историю на международном языке эллинистической цивилизации (на греческом), как до них Берос излагал на этом же языке вавилонскую историю, а Манефон — египетскую. За ними последовали Публий Корнелий Сципион Африканский, сын Сципиона Старшего, Гай Ацилий, Авл Постумий Альбин, превращавшие римскую аналистику в составную часть учености эллинизма. Довольно характерно, что Ацилий говорил об основании Рима греками".

Итак, в эпоху Возрождения еще помнили "об основании Рима греками". Да, скалигеровская хронология задает множество загадок. Тем, кто не до конца разобрался в ее оккультных корнях, постоянно приходится говорить о фальсификации письменных источников. И немудрено! Ведь на сочинениях писателей и историков эпохи "древнего" эллинизма то и дело лежит отпечаток Ренессанса, времени великих географических открытий и предвидения успехов науки XVII века.

Дополнительную сложность дает бытование в какой-то период двух государственных языков империи: греческого и латыни. Фабий Пиктор (точно римлянин) пишет о римской истории по-гречески, а грек Ливий Андроник пишет о приключениях Одиссея на латыни. Как же расставить их на этой схеме? Куда поставить африканца Теренция или кельта Станция Цецилия?

Закономерное развитие культуры требует, чтобы в литературном процессе не возникало полос бесплодия, хотя традиционная хронология и вынуждает литературоведов как-то объяснять их наличие. Можно допустить, что римские авторы проявляли повышенный интерес к греческой литературе многовековой давности. Но почему их интерес к современной им греческой литературе так ничтожен? И почему греческие авторы не переводили римлян, принадлежащих в империи к власть имущим? В целях пропаганды "римского образа жизни" их следовало обязать к такому труду, но этого не было сделано, — и этот факт необъясним в рамках традиционной истории, но понятен, если перейти к нашей версии.

Нужно учесть и другие важные обстоятельства. В средневековье писатели и ученые часто брали себе прозвища знаменитостей прошлого, или их называли громкими именами в знак признания заслуг. Например, астронома Ал-Кушчи (XV век) звали "Птолемеем"; Ибн Сина и Ибн Рушд могли носить прозвища неких Авиценны и Аверроэса из XII – XIII веков, известных в Европе, и сами были, скорее всего, европейцами. Ну, не было до какого-то момента слов "астроном" и "географ", а было слово птолемей, и каждого, кто занимался тем же, чем и Птолемей, вполне могли прозывать так же.

А имена некоторых из числа упомянутых в книге Данте героев, таких как Саладин, Сципион и т.п., могли принадлежать просто мифическим персонажам, и уже средневековые европейцы награждали ими своих современников, будь те из XII или XVI века. То, что Сципион, упомянутый в книге Данте — "Африканский", является мнением комментатора, а на деле Сципионов (в том числе "Африканских") в традиционной истории немало: Корнелий Сципион Публий, консул (218 до н.э.); Корнелий Сципион Публий Африканский, консул (205 и 194 до н.э.), победитель Ганнибала во 2-й Пунической войне; Корнелий Сципион Эмилиан Публий Африканский (185–129 до н.э.), разрушивший Карфаген и, вполне может быть, победивший в 3-й Пунической войне очередного Ганнибала, ведь Ганнибал — тоже родовая фамилия, имевшая "ответвления", например, Газдрубалов. У Тита Ливия упомянуты три разных пунийских военачальника по имени Ганнибал, и семь по имени Газдрубал.

У Данте мы встречаем Зенона, но что это за Зенон — из Китиона или из Элеи, — тоже неизвестно. А такими именами, как Карл Великий или Юстиниан (что значит "Законодатель"), могли звать вообще любого правителя любой губернии.

Кстати, очень показательно, что Данте расположил римского императора Юстиниана в раю. Это наш 2-й трак, линия № 6, а VI век по "византийской" волне = XIV реальному веку. Скорее всего, сам Данте жил в то время, когда Юстиниан правил в Константинополе, и в таком случае имя Законодателя мог носить Михаил IX Палеолог. Сам "Законодатель" так представляется в поэме:

Был кесарь я, теперь — Юстиниан...

Что это означает? "Раньше я был Тиберий" (или Траян, или любой другой кесарь), "а теперь — Юстиниан"?.. В таком случае, почему не Михаил IX Палеолог?.. Все это, как и то, что поэты средних веков сочиняли стихи за древнегреческого Анакреонта, как и многое другое, хорошо известно историкам и литературоведам, но обычно не афишируется, чтобы не порождать в умах излишних сомнений. А нам стесняться нечего; истина дороже.

Историкам очень хорошо известно, что правивший в XIII веке император Священной Римской империи Фридрих II Гогенштауфен именовался в документах Цезарем Августом; его Конституции носят название "Книг Августа"; на чеканившихся им золотых монетах (августалиях) он изображен в лавровом венке и одеянии "римских" цезарей, на обороте — римский орел и надпись: "Римский император Цезарь Август". Перед нами чистейший, без примесей римский император! И точно так же, как "исторические" римские императоры, он воевал с христианством!

Манифесты папы Григория IX, направленные против этого Августа, написаны языком Апокалипсиса, с прямыми заимствованиями из этого документа, будто бы и не промчалось более тысячи лет:

"Выходит из моря зверь, преисполненный богохульства, ноги у него, как у медведя, а пасть у него, как пасть у бешеного льва, а другие члены, как у леопарда, и изрыгает он хулу на имя Божие… Своими железными когтями и зубами жаждет он все сокрушить и своими ногами растоптать мир". Так пишет папа в 1239 году, а затем сообщает о ереси Фридриха, — якобы он заявлял, что мир ввели в заблуждение три обманщика: Иисус Христос, Моисей и Магомет, что "глупцы все, кто верит, что Бог мог родиться от девы".

В "Божественной комедии" Данте упомянут канцлер и фаворит этого императора Пьер делла Винья, который впал в немилость, был заточен в тюрьму, ослеплен, и покончил с собой в 1249 году. Он спокойно называет своего императора Августом ("Ад", песнь 13, 58), и это не вызывает возражений у беседующих с ним:

Я тот, кто оба сберегал ключа
От сердца Федерика и вращал их
К затвору и к отвору, не звуча,
Хранитель тайн его, больших и малых,
Неся мой долг, который мне был свят,
Я не щадил ни сна, ни сил усталых.
Развратница, от кесарских палат
Не отводящая очей тлетворных,
Чума народов и дворцовый яд,
Так воспалили на меня придворных,
Что Август, их пыланьем воспылав,
Низверг мой блеск в пучину бедствий чёрных.

Но в "Божественной комедии" нет целой толпы других римских императоров: Калигулы, Клавдия, Нерона, Веспасиана, Адриана и прочих. Или они жили позже Данте, или в поэме названы только их средневековые имена, и один лишь Цезарь Август именуется также и Федериком.

Поэт живет в XIV веке, лучше всего знает деятелей XIII и XIV веков (в которых встречает императора Августа) и по тем же линиями — деятелей (в том числе императоров) I века до н.э. – I века н.э., но не пишет ни о каких греках старших "линий", и не упоминает не только многих героев римской истории, но и византийской. Из византийцев у него нет императрицы Ирины, императоров Константина Копронима (Навозоименного) и Михаила Пьяницы, очень известных в свое время, если судить по истории, и многих, многих других. Пропало все иконоборство, начиная от Льва Иконокласта (VIII век). Кто-то из "пропавших" деятелей относится к линии № 7, и Данте просто до них не дожил. Но нет в его книге византийцев IX века, а век этот расположен на линии № 5 "византийской" волны и относится к родному Дантову XIV веку.

Куда же девались эти императоры и другие деятели? Видимо, вместо их греческих имен Данте использовал их латинские прозвища, и они тоже оказались в "Древнем Риме". Туда же, в число героев мифической "древней" истории могли попасть отсутствующие в "Божественной комедии" участники Крестовых войн. Нет у Данте ни папы Иннокентия III, ни императоров Латинской крестоносной империи, ни королей Иерусалимских, нет вообще всей этой эпопеи.

Ведь это невозможно: зная о Гомере и о Троянской войне минус XIII века, Данте ни словом не вспоминает о важнейших событиях и героях своего родного, реального XIII века. И речь не только о крестоносцах! Чингисхан, величайший и ужаснейший завоеватель всех времен и народов, умер лет за сорок до рождения самого Данте, но в списке поэта такого имени нет ни среди попавших в ад, ни среди удостоенных рая. Нет его и в чистилище. Неужели Данте его не знает?! Допустим, что не знает, но хотя бы имя Батыя, воевавшего с европейцами на европейской же территории, ему известно?.. Нет. Вообще он не знает Монголии, при его жизни владеющей половиной мира, а "на том свете" если и отыскивает каких-то военных гениев, то только совсем древних, вроде Александра Македонского.

Итак, Данте — автор линии № 6, знает персонажей человеческой истории, живших на линиях не выше линии № 6.


 

Игорь Агранцев в книге "Князь Посейдон - царь Атлантиды?" пишет о том, что "Божественная комедия" была написана по заказу Елизаветы Петровны и впервые издана 1757 году с личным авторским посвящением императрице.

На этом сайте есть страница "История как литературный проект", посвященная этой книге. Читать!

 


Другие "другие истории"

Заинтересованному читателю безусловно должна понравиться и блистательная книга Александра Жабинского "Другая история искусства".

Александр Жабинский
Другая история искусства

Вече, 2001 г., 576 стр.
ISBN 5-7838-0840-7

Александр Жабинский анализирует стили и закономерности развития живописи, скульптуры и  архитектуры от наскальных рисунков до наших дней. В книге более пятисот иллюстраций, демонстрирующих применение "синусоиды времен" и наглядно показывающих искусственный характер хронологии всемирной истории.

 

Избранные главы из книги "Другая история искусства" можно почитать здесь - http://hronotron.narod.ru/history/art.html и
здесь - http://artifact.org.ru/content/view/383/98/
.

10.07.2008.
Электронная версия книги А. Жабинского "Другая история искусства" на русском языке со всеми иллюстрациями появилась в свободном доступе - смотрим и читаем здесь - http://www.newarthistory.eu.

Другие книги проекта "Хронотрон" из серии "Другая история" тоже чрезвычайно познавательны.

Среди них -

"Другая история науки"

"Другая история войн. От палок до бомбард"

"Другая история Московского царства. От основания Москвы до раскола"

"Другая история средневековья. От древности до Возрождения"Читать отрывки

"Другая история Руси"

"Другая история Российской Империи. От Петра до Павла"


 

Синусоида времен

Дмитрий Калюжный, Александр Жабинский.
Другая история литературы

This page was first published on February 9, 2008.
This page was
last updated on July 10, 2008. 


© 2007-2010 Евгений Ахунджанов. Все права сохранены.
www.transcriber.ru | Послать письмо автору