Стеганография в истории

[Up] ["Русская цивилизация" Ярослава Кеслера] ["Матрица Скалигера" Вячеслава Лопатина] ["Новая хронология Египта" Фоменко А.Т. и Носовского Г.В.] ["Петр Великий - хан-крестоносец?" Игоря Агранцева. Отрывки.] [Меншиков и Петр Первый. Информация к размышлению.] ["Князь Посейдон - царь Атлантиды?" Игоря Агранцева. Отрывки.] [Платон, Московский Кремль, Троя и Атлантида. Информация к размышлению.] ["Гюйгенс и Барроу, Ньютон и Гук" Владимира Арнольда] [Александр Драгункин. "5 сенсаций". Отрывки.] ["Другая история литературы" Дмитрия Калюжного и Александра Жабинского. Отрывки.] [Русское Слово в начале] ["Другая история науки" Сергея Валянского и Дмитрия Калюжного. Отрывки.] [Греко-Римская Русь - "Другая история Руси" Дмитрия Калюжного и Александра Жабинского. Отрывки.]


Петр Великий - хан-крестоносец?

Агранцев И.
Петр Великий - хан-крестоносец?
-М.: Эксмо, 2005. 544 с.
ISBN
5-699-13089

 

Слово "великий" в традиционной истории, как правило, является надежным индикатором того, что дело нечисто. Само слово проникает в наше сознание с детства и часто на всю оставшуюся жизнь прикрывает кучу бессовестного вранья от трезвого критического взгляда. См., например, очерк о Великих пирамидах Египта.

Не ограничившись выписыванием интересных цитат из книги Игоря Агранцева, я немного потрудился и собрал некоторую дополнительную информацию к размышлению.

Разве мыслимо, чтобы царь называл себя Piter? А в письмах к Ромодановскому даже и "Вашего Величества нижайший подданный Piter"? Прочтите о наградах и званиях Меншикова и скажите – мыслимо ли было иметь такие награды и звания безродному "пирожнику"? А чего стоит создание новой столицы государства на границе с военным противником?

После изучения официальной биографии Петра I невозможно отделаться от мысли, что он прикладывал максимум усилий, чтобы быть всё время как можно дальше от Москвы и от реального управления государством. Практически все время он проводил в окружении сотни-другой одних и тех же персонажей.

Прав Игорь Агранцев - история делалась именно как литературный проект для избранных, наполненный аллегориями, повторами и иносказаниями. И во времена Петра, Екатерины и даже Наполеона работа эта ещё шла полным ходом.

Лично мне версия истории петровских времен "по Агранцеву" нравится гораздо больше традиционной версии (которая, честно говоря, вообще никуда не годится). Она красива, понятна, и, главное, логична.

С содержанием книги и введением можно ознакомиться здесь.

Браво!

Цитаты из книги

Анатомия хронологии

Предлагаемая книга является всего лишь описанием предварительных гипотез, которые возникают при попытке беспристрастного прочтения всей совокупности данных, которые находятся в распоряжении исследователя. Эти данные могут – и даже должны – быть заново рассмотрены хотя бы потому, что петровская историография в том виде, в котором мы ее имеем сейчас, с бесстыдным простодушием являет нам два сущностных, концептуальных порока.
Стр. 7

 В этом смысле показательна история создания Вольтером исторического труда "Россия при Петре". Во-первых, он подвергал резкой критике сочинения тех авторов, которые писали об истории, но не были участниками исторических событий.
В то же время сам он в переписке с Шуваловым просил у него "документы" - ибо не только не был в России, но и вообще имел о ней довольно смутное представление. И вся эта его переписка (в совокупности с перепиской с Екатериной Великой) свидетельствует об одном и четко выраженном стремлении – ВЫПОЛНИТЬ ЗАКАЗ.
Стр. 9

Этот "причудливый" историограф изливал тонны патоки на писчую бумагу, стремясь быть "нужным человечком" и льстиво испрашивая преференций в поставке продукции своей часовой фабрики, в подтексте намекая, что он отплатит российским монархам "славой". Искусно сочетая прибедненность с подобострастием, писал Шувалову:
"Я всегда считал, что история требует такого же мастерства, как трагедия; требует экспозиции, завязки, развязки; необходимо так расположить все фигуры на историческом полотне, чтобы они оттеняли главное действующее лицо, но отнюдь не выказывать нарочитого стремления выдвинуть его. Основываясь на этом правиле, я и буду писать, а вас прошу диктовать мне".
Стр. 9

 Если каждая современная (профанная) наука имела своих великих предшественниц – алхимию, астрологию, физику, то была ли у современной истории такая же великая предшественница? Некое учение, содержащее в себе основные принципы истории? Именно принципы, обеспечивающие доступность истинного знания?
Такое учение непременно должно существовать! Но читатель об этом, вероятно, даже не догадывается. И, тем не менее, еще сто лет назад историки прекрасно знали, как называлась их традиционная история! Во всяком случае, еще в 1904 году историки цитировали слова своего великого современника, лауреата Нобелевской премии Теодора Моммзена – "История как частное, входит в обширное понятие филологии".
Да ведь свою Нобелевскую премию он получил за "Историю Рима" - в номинации за лучшее литературное произведение!.
Стр. 11

В предлагаемой книге мы назовем имена первых российских историков, самым влиятельным из которых был, как ни странно, Петр Великий, который самолично изготавливал и редактировал первые информационные "болванки". Но, оказывается, в петровское время еще и "римской истории" не существовало.
Стр. 12

Правление первых Романовых (Михаил, Алексей, Федор Алексеевич) характеризуется массовым сжиганием книг, уничтожением архивов, церковным расколом, борьбой с казачеством (=Ордой).
Стр. 23

Удивительное "Американское белое пятно", получающееся на карте мира, тоже явно смущало Киприанова и Брюса. Здесь Киприанов, поразмыслив, опросив, наверное коллег-картографов и пересмотрев всю доступную ему литературу, изобразил ПОЛУОСТРОВ Калифорния как ОСТРОВ. И написал на нем "ОСТРОВ Калифорнийский".
ЧТО НЕВЕРНО, НО АБСОЛЮТНО ТИПИЧНО ДЛЯ ЕВРОПЕЙСКИХ КАРТОГРАФОВ ЭПОХИ РАНЕЕ 1775 ГОДА.
Стр. 36 

Мы привели лишь некоторые данные, которые относятся к избранной нами теме и которые мы извлекли из книг по новой хронологии.
Если б мы не знали из нашей истории о том, что Петр Великий – царь-преобразователь, мы бы на основании этих данных сделали совершенно другие выводы. Например, мы бы заметили, что Петр Великий вел себя как глава могущественной оккупационной силы. К власти пришел на штыках наемных полков – Преображенского, Семеновского. Власть на оккупированной территории осуществлял с помощью иноземного контингента – иностранцев, взятых на службу. На оккупированной территории удушал местную промышленность и торговлю, раздавая преференции соратникам-оккупантам. С помощью военных карательных отрядов грабил местное население, - а на награбленных деньгах перечеканивал свои "символы", таким образом пополняя свою казну и подрывая туземную финансовую систему. Он методично и планомерно уничтожал обычаи туземной жизни и материальные свидетельства ее прошлого. Он создавал новую элиту прозападного толка. Он курировал изготовление "летописей" и создал основы истории, в которой не было соседнего государства (Тартарии), и даже карты тиражировал с пустым местом справа от территорий, занятой его оккупационными войсками. И это – далеко не все из его преобразовательских подвигов!
Стр. 41

Часть I Московский миф о Петре Алексеевиче

Историческая наука, рассказывающая нам о былом России, сообщает, что предшественники Петра, отец его Алексей и дед Михаил, оказавшиеся на престоле Московского царства, были суверенными государями. Однако есть нечто, что позволяет в этом усомниться. Это – брачные связи московских царей.
Стр. 60

Но почему официальные бумаги писались во времена молодости Петра не на русском, а на польском языке? Загадка сия велика есть. И объяснение может быть очень простым, но не совпадающим с точкой зрения исторической науки.
Стр. 61

Крошечное Московское царство – с минимумом прилегающих территорий – жило, говоря нынешним языком, в оккупации. А земли, находящиеся южнее и восточнее, - ему не принадлежали. На этих громадных просторах находилось государство, которое в петровское время и даже в конце XVIII века называлось Тартарией.
Стр. 61

Франц Якоб Лефорт прибыл в Россию при царе Алексее Михайловиче, в 1675 году ему было двадцать лет. Считается, что родился он в Женеве, в семье зажиточного гражданина, занимавшегося торговлей. Однако Франц не пошел по стопам родителя, а отправился в Голландию и Данию, где выучился военному искусству. Через Архангельск он въехал на территорию Московского царства в свите датского посланника. Очень быстро службу при датском дипломате променял он на "поиск счастья" в Московском государстве. Итак, двадцатилетний искатель счастья, обладатель высшего военного образования, оседает в Москве. Три года уходит у него на изучение русского языка, как говорят историки. Кажется, существует самый простой способ "найти счастье" на чужбине – жениться на родовитой московской барышне, обладающей хорошей родословной и связями в Кремле. Но обаятельный Франц Лефорт женится на дочери богатой вдовы Core, - для которой историки не смогли даже подобрать русифицированного эквивалента имени. И вступает на военную службу, где быстро продвигается в чинах.
Кто же покровительствует Лефорту, иноземцу, не скрывающему своего иноземного происхождения? Ему покровительствует князь Василий Васильевич Голицын. По какой причине Голицын это делает? Потому что исполняет просьбу женевского сената! Почему же женевский сенат так печется о карьерном росте и благополучной адаптации в московской жизни своего протеже?
Видимо, происхождение Лефорта было не столь скромным, как пишут российские его биографы и историки. Ведь, кроме Лефорта, двадцатилетних швейцарцев в то время в окружении Романовых было пруд пруди! И никто из них не был предметом особой заботы "женевского сената"!
Стр. 81

Федор Юрьевич Ромодановский в начале царствования Петра управлял Преображенским приказом. То есть, говоря понятным нам языком, был руководителем царской администрации – что-то вроде А.С. Волошина при Ельцине. То есть это был человек, который сосредоточил в своих руках всю управленческую власть. Ни одна государственная бумага не выходила из приказа без его ведома. Ни одна депеша не миновала его рук. Он был и всесильным чиновником, и, по существу, премьер-министром. В его ведении находились также Сибирский и Аптекарский приказы. В периоды боевых действий исполнял и обязанности военного министра – наблюдал за литьем пушек и мортир, изготовлением бомб и прочих военных снарядов. Женат был на Прасковье Федоровне Салтыковой.
Царь Петр не только заставлял его во время "пиров в доме Лефорта" изображать из себя "шутейного" князя-кесаря. Он и в повседневной переписке обращался к нему, как к государю. Петр в своих письмах в нему обыкновенно писал: "Min Her Kenig! Письмо Ваше государское…", и в конце: "Вашего Величества нижайший подданный Piter". Федор Юрьевич Ромодановский был старше Петра почти на тридцать лет – а не гнушался шутейными забавами, находил для них время. И сына своего приучил к "лефортовым комедиям". В 1717 году Федор Ромодановский умер, и все "государевы" привилегии и почести Петр перенес на его сына Ивана. Иван Ромодановский умер в 1730 году.
Стр. 87

Герб Шереметевых, об истории которого ничего положительного неизвестно, имеет сходство с гербами Данцига, Кенигсберга, Эльбинга и других городов, принадлежавших, по сказаниям, предкам Андрея Кобылы, Глянде Камбиле и брату его Руссингену Дивоновичу. На данцигских монетах XV и XVI столетий изображено то же, что и на гербе Шереметевых. Шереметевы первые в России получили графский титул.
Так что на примере Шереметевых мы видим, что якобы древняя русская фамилия прикрывает собой, по существу, немецкую династию, укоренившуюся в России. То же самое относится и к Колычовым – тоже немцами были.
А ведь именно Степан Колычов и составлял "нужные биографии" вместе с гербами для новой "преобразовательной" знати – хлебное было местечко! Желающих обзавестись гербами было немерено!
Стр. 91

Вот что пишут историки:

"Вернувшись в Россию в 1714 г., Толстой расположил к себе всесильного Меншикова и назначен был сенатором".

За деятельное участие в следствии и суде над царевичем Толстой был награжден поместьями и поставлен во главе тайной канцелярии. Итак, начиная с 1718 года, граф Толстой возглавляет ФСБ России. С этих пор, пишут историки, Толстой стал самым близким доверенным лицом государя. И именно он способствовал после смерти императрицы возведению на трон императрицы Екатерины. Здесь он действовал рука об руку с всесильным Меншиковым.
Стр. 92.

Император Петр Великий, как ни странно, создавший инструкции, указы и регламенты на все случаи жизни, не позаботился о самом главном – не оставил завещания, обеспечивающего преемственность власти. Правда, в регламенте 1715 года (опубликованном в 1723 году) он оставлял за собой право назначать наследника вопреки традициям европейских монархий. Он считал, что после него на троне должен оказаться не обязательно представитель его фамилии, не обязательно обладатель "голубой крови", а наиболее подходящий для управленческих дел менеджер государственного масштаба.
Стр. 93.

Всех сподвижников Петра перечислить невозможно. Да и нет смысла, – ибо для понимания существа происходившего в эпоху преобразований важно не количество примеров, а их подлинное содержание. Насколько оно подлинно – это вопрос самый интересный и, как ни странно, редко исследуемый.
Стр. 94.

Иными словами говоря, "прикованность к доступным событиям", как мягко определял порок исторической науки Марк Блок, есть ничто иное, как "политическая ангажированность" исследователя. Грубо говоря – "его продажность". Разумеется, она не случайно стоит рядышком с "перегруженностью вымыслами". Приходится, ох как приходится напрягаться всеми фибрами воображения, чтобы "вымыслить" что-то, что будет принято и властью, и научным сообществом, и всеми потребителями-современниками! Ведь при всех вышеуказанных печальных условиях история, изложенная ее жрецами, должна выглядеть убедительной и достоверной!
Стр. 97

"Антипетровские" труды в научном обиходе отсутствуют. И это – ещё одно доказательство того, что схватка трехсотлетней давности на политической арене России была покруче, чем в октябре 1917 года!
Стр. 98

Следует понимать, что подобные же механизмы работали и в начале восемнадцатого века. Но, к сожалению, - в отличие от "коммунистического мифа" - "миф петровский" так и не был подвергнут пересмотру. А значит, этот миф остался в нашем сознании в первоначальном виде, - то есть написанный победителями и в пользу победителей. Грубо говоря, мы до сих пор имеем историю петровского времени в виде "краткого курса".
Стр. 99

1697 год – Петр отправляется в Европу на полтора года. Историки нас уверяют, что он не ездил в Венецию и Рим, а просто прогулялся по Саксонии, Дании, Голландии и Англии. Настойчивость, с которой историки твердят о том, что Петр не ездил в Рим, наводит на мысль о том, что в петровскую эпоху было немало тех, кто думал (или твердо знал), что Петр в Рим ездил.
Стр. 109

1700 год – начало Северной войны, которая продлится 21 год и обеспечит России выход в Балтийское море.

Здесь, правда, следует тоже отметить одну странность. Выход к Балтийскому морю был обеспечен уже в 1703 году, а война длилась ещё 18 лет! Зачем нужно было петровским птенцам гонять по северо-западу шведские войска Шлиппенбаха?
Стр. 110

 После 1682 года родословия старинные были объявлены вне закона, - то есть были ликвидированы записи о старых родах, в соответствии с которыми знать могла заявлять свои заслуги перед Отечеством. Это называлось – уничтожение местничества.
Стр. 111

Например, крупный военачальник петровской эпохи Борис Шереметев, как мы помним, родом "из земли Прус", уже в начале Петровского времени был рыцарем Мальтийского ордена (то есть католического ордена) и одержал блестящие победы на северо-западе. В результате чего в ноябре 1703 года стал главным героем триумфальных торжеств в Москве.
По обыкновению Петр отвел себе в этой церемонии скромную роль.
Стр. 111.

Марту Скавронскую в доме Шереметева знали как Марту Крузе.

Марту Крузе в доме Меншикова знали уже как Екатерину Трубачеву (ибо незадачливый муженек ее был по легенде военным трубачом).

Екатерину Трубачеву в Москве уже стали звать – после принятия православия – Екатериной Алексеевной Михайловой. Отчество она получила от крестного отца – царевича Алексея Петровича. А фамилию, как ни странно, от фамилии Михайлов – под таким резидентурным именем ездил с Великим посольством ее будущий муж – российский царь Петр Алексеевич Романов.

На наших глазах эта женщина сменила четыре имени: Марта Скавронская – Марта Крузе – Екатерина Трубачева – Екатерина Михайлова.

Так что, говоря о русской царице Екатерине Алексеевне Романовой, мы должны отдавать себе ясный отчет в том, что на самом деле мы не знаем имени женщины, которая родила царю Петру детей.
Стр. 114

И в этих документах, например, "обучение навигации" в Европе, куда посылали российских недорослей, вовсе не означало того, что обучившийся становился корабелом.

Например, в случае обучения П. Толстого мы видим, что он, пройдя на старости лет школу навигационных премудростей, занялся совершенно другим делом. Он стал посланником в Константинополе.
Стр. 124

Еще в середине XVII века, то есть в царствование Алексея Михайловича Тишайшего, на Руси появились образовательные учреждения "униатской" направленности. Это так называемые Греко-латинские школы. В них изучали греческий, латинский и церковно-славянский языки, а также поэтику, риторику и философию. Как мы видим, курса истории родной страны в таких школах не существовало. Да ее просто не было.
Стр. 124

Можем ли мы сделать вывод о том, что Полоцкий, Медведев, дьякон Афанасий- были членами общества Иисуса, то есть иезуитами?

На первый взгляд таких оснований нет. И мы можем принять указание на иезуитство противников Лихудов просто как полемический выпад, как ругательство. Ибо иезуиты – как нам хорошо известно – и развернули свою деятельность после Тридентского собора с одной-единственной целью – укрепить и восстановить позиции католицизма (Рима) во всех странах. И, как мы помним, уже спустя сто лет после Тридентского собора рыцари Контрреформации со своей задачей справились блестяще. В немалой степени и потому, что взяли в свои руки всю информационную сферу. Начиная со сферы образования и заканчивая сферой исторических знаний.
Стр. 125

Таким образом, мы видим, что уже в царствование Алексея Михайловича в Московском царстве обосновались иезуиты, коим был, несомненно, голландец Виниус.

Если нашему читателю неизвестно, то именно здесь мы скажем, что вся сфера образования и вся информационная сфера в Европе XVII века находилась в руках ордена иезуитов. Ни одна книга, ни одно печатное издание не выходило в свет Божий без разрешения специально приставленного к этому "иезуитского цензора". Разумеется, и в Московии Виниус должен был иметь разрешение на подобную деятельность. Разумеется, и здесь его деятельность не оставалась бесконтрольной. Разумеется, и здесь он переводил только те западные книги, которые прошли католическую (иезуитскую) цензуру.
Стр. 128

Чтобы понять весь драматизм событий последнего десятилетия XVII века, необходимо знать не только о том, что вся Москва была наводнена иезуитами, что в их руках было, практически, все просвещение и образование. Недостаточно понимать, что каждая православная церковь, каждый храм стали полем битвы между православием и католицизмом. Надо понимать, на чьей стороне была сила. И какого рода запреты и установки проводились в жизнь.

Например, православная церковь оказывалась уязвимой и беззащитной еще и потому, что царь Петр объявил о неких новшествах в религиозной жизни.

Тайна исповеди перестала существовать. Духовенству предписывалось сообщать по инстанциям обо всем, что на исповеди сообщит верующий. Поощрялись доносы, которые священники писали друг на друга.

Кроме того, запрещено было юродство. И всякий, кто не доносил о юродивых, сам становился мишенью.
Стр. 131

В эпоху Алексея Михайловича и его сына Феодора возникло неразрешимое противоречие между двумя элитами – старой, аристократической, исконной, православной, – и новой, прижившейся в стране, прокатолической, польско-литовско-прусского розлива, претендующей на первые роли.

Противоречие было разрешено насильственным путем.

"12 января 1682 г. Царь Федор повелел, "случаи местничества полностью искоренить; а для их полного искоренения и вечного забвения мы желаем, чтобы все прошения касательно прежних случаев и разрядные книги [которые рассматривались при назначениях в армии и органах управления] предать огню". Это аутодафе произвели немедленно.
Стр. 144

То есть вся переписка, все почтовые пути и возможность контролировать исходящие и входящие – была в руках иностранца-католика, изображавшего лояльного к туземцам православного предпринимателя. За особые заслуги этого деятеля в самую смутную эпоху – между смертью Алексея Михайловича и нейтрализацией царя Ивана и царевны Софьи – поощрили еще двумя постами – в Аптекарском и Посольском приказах. Почтой же А.А. Виниус руководил 26 лет!
Стр. 146

Как об информационной войне можно говорить и об Октябрьской революции 1917 года в России. Недаром большевики придавали такое значение партийной печати. Недаром гигантские усилия направляли на печатание подрывной литературы, на создание подпольных типографий, на четкое осознание партийной организацией задач партийной пропаганды и агитации. О том, что информационная составляющая в событиях октября 1917 года была значительной, говорят и такие факты, как первоочередные задачи революционеров: захват банков, почты и телеграфа. Ибо в чьих руках связь и печать (средства массовой информации), - те и обретают власть над умами. Ибо эти СМИ дают возможность преподносить происходящие события в максимально выгодном для обладателей СМИ виде. Они же дают возможность манипулировать сознанием масс, которые получают дозированную информацию, равнозначную кодированию.

Но кто сказал нам, что информационных войн не было и раньше?
Стр. 153

Для России XVI век – эпоха темная или умышленно затемненная.

Для Европы же XVI век – эпоха великих свершений.

Именно в XVI веке была создана единая История. И именно в XVI веке был создан и в значительной мере осуществлен грандиозный религиозный проект, известный нам как Контрреформация.

И тот, и другой осуществлялись усилиями членов Общества Иисуса, то есть иезуитами.
Стр. 153

Более века назад Генрих Бемер, немецкий исследователь религиозной жизни Европы, писал:

"Очень часто глубокая тайна окутывает в истории религий то, что было бы особенно важно знать. Поэтому в ней так много вопросов, мало или плохо изученных. Среди этих плохо освещенных вопросов на первое место следует поставить историю Общества Иисуса".
Стр. 158

Орден Иисуса не марал своих рук инквизиционными пытками. Он выполнял не "охранительную" функцию, - скорее "завоевательную", метафорически говоря – "крестоносную".

Как мы можем понять,  иезуиты специализировались на бесплатных образовательных процессах. Из этого следует, что они имели средства для постройки и открытия множества школ, коллегий, университетов. Из этого же следует, что они разрабатывали свою систему образования. То есть ими же были написаны учебники, по которым учились школяры. И отобраны – а может быть и специально написаны – богословские, философские и литературные труды.

Но если основные усилия членов Общества Иисуса были направлены на просвещение, то почему же архивы их, которые могли бы рассказать об их благой деятельности, никому не доступны? Почему они их скрывают?
Стр. 160

Как бы то ни было, история показала, что члены Общества иезуитов, не принадлежа в строгом смысле слова к монашеству, белому или черному, - в то же время давали монашеские обеты и выполняли их безукоризненно.

Обет послушания был главным и действовал только в отношении членов ордена. Иезуит должен был выполнять приказания старшего – без обсуждений, сомнений и вопросов. Даже тогда, когда, казалось, приказание могло быть расценено как грех. Что касается обета бедности, то, разумеется, это не означает, что иезуиты ходили босиком и без гроша в кармане.

Чаще всего это были люди обеспеченные, красавцы и щеголи, великолепно знающие науку обольщения – живущие в прекрасных домах и занимающие высокое положение с соответствующим жалованием.
Стр. 161

Однако все же есть смысл усомниться, что такие минимальные преимущества могли подвигнуть членов Общества Иисуса на те грандиозные свершения, которые они замысливали и осуществляли. Они, выполняя "приказ старшего", не раз приносили себя в жертву. Созидательная деятельность их – говоря понятным языком – была не то что стахановской, но, скорее, "фордовско-потогонной"! Они работали так, что до сих пор вызывают восхищение потомков!
Стр. 162

Итак, повторим основные выводы Бемера и зададим свои "простодушные" вопросы.

Не было ни единой страны на земном шаре, ни одного поприща практической или интеллектуальной жизни, где мы не встретили бы иезуита.
Значит ли это, что иезуиты проникли и в Россию? Значит ли это, что и в Московии не было ни одного поприща, где не трудились бы апостолы Лойолы?

Воспитание молодежи перешло почти целиком в их руки.
Значит ли это, что и в России воспитание молодежи было целиком в их руках?

Тайны правительств и почти всех знатных фамилий во всей католической Европе находилось в их руках. Они проникали из одной протестантской страны в другую, переодеваясь самым различным образом, под видом жизнерадостных рыцарей, простых крестьян, пуританских проповедников.
Значит ли это, что иезуиты под разными личинами проникали и в Россию?
Стр. 166

Как же так получилось, что иезуиты проникли в Китай, Индию и Японию, Парагвай – и не проникли в Россию?
Стр. 168

Гораздо сложнее в свете вышеприведенных примеров понять, не скрывались ли под русскими именами персонажи, аналогичные Франциску Ксавье или Маттео Риччи?

Индусам был известен, например, "древний римский брахман" Татува-Подапар-Суами, - который на самом деле был племянником кардинала Беллармини – Робертом де Нобили.

Московитам был известен, например, князь Василий Голицын, обретающийся в покоях царей и царевен – кто нас уверит, что он не был племянником какого-нибудь кардинала?

То же самое относится к Нарышкиным, Трубецким, Головиным и Головкиным.

Разумеется, под подозрение в "прокатолической" деятельности подпадают все иноземные сподвижники царя Петра Алексеевича, - тем более, что под их чутким руководством он привел Московию к "западноевропейским" (католическим, римским) стандартам, - а мы совсем недавно читали у Бемера о том, что к эпохе Петра Контрреформация завершила свое победоносное шествие по Европе! Неужели рыцари Игнатия Лойолы ушли в предпетровскую эпоху  на заслуженный покой?
Стр. 171

Мы считаем, что усилия иезуитов по "преобразованию" дикой Московии должны быть оценены по достоинству.

Московия действительно получила мощный толчок к развитию. Она действительно "прорубила" окно в Европу, начала модернизировать экономику, развивать науки и искусства, - двигаясь к европейским стандартам семимильными шагами. И промышленность, и военное дело, и создание флота и реформирование властных структур – все получило мощный импульс. Если к этому преобразованию были причастны рыцари Контрреформации, то почему нам неизвестны их имена?

Здесь есть над чем задуматься.
Рыцари Контрреформации, разворачивая бурную деятельность в европейских странах, все-таки походили на строгих дедушек, которые исправляли ошибки своих детей, не сумевших достойно воспитать внуков. Это были проблемы одной семьи, одной веры, одного дома – католического.

Но Рыцари Контрреформации, разворачивая бурную деятельность в Московии, - уже походили на незваных гостей, ворвавшихся в чужой дом. Изменить порядки в другом доме, другой вере, другой семье (византийско-греческой) – это уже попахивало разбоем.

Одно дело – все наличное семейство Радзивиллов вернуть в религиозное чувство – как заблудших овец. Другое дело – заставить чужих баранов быть своими овцами!

Здесь требуется особая тишина. И особые меры предосторожности.
Самая главная из них – добиться того, чтобы туземцы не знали своей подлинной истории.
Стр. 172

 

 

Часть II На берегу пустынных волн

Меншиков выехал из Москвы в Шлиссельбург 1 февраля 1703 года.
В этот же день царь Петр выехал в Воронеж. 3 февраля он уже докладывал в письме Меншикову:
"Мейн Герц!
Мы по слову вашему здесь, слава Богу, веселились довольно, не оставя ни единого места. Город по благословению Казанского именовали купно с болверками и воротами; о чем послал я чертеж при сем письме.
А при благословении пили: на 1(воротах) вино, на 2 – сек, на 3 – ренское, на 4 – пиво, на 5 – мед, у ворот – ренское; о чем довольно донесет доноситель сего письма. Все добро; только дай, дай, Боже! Видеть вас в радости. Сам знаешь!".
Писал Петр Меншикову из села Становая Слобода – там ранее уже был возведен Путевой дворец, а теперь сооружена была крепость вокруг него, - крепость эту Петр называет городом. Именовали ее Ораниенбаумом. Впоследствии усадьба с этой крепостью была подарена Меншикову.
Стр. 183.

9 марта Меншиков едет, чтобы подготовить место для закладки Олонецкой верфи.
15 марта – посещает Сяськую верфь. 18 марта в Шлиссельбург прибыл Петр Алексеевич.
А 24 марта уже состоялось важное событие "корабельной программы".

"В нынешнем 1703 году марта в 24 по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича Всея великия и малыя и белыя России самодержца по приказу губернатора Александра Даниловича Меншикова заложены суда на реке Свири на Олонецком верфу – корабль Штандарт, галиот Почт… буер Вельком званием флейт… буер Бир Драгерс… буер Веин Драгор… буер Зан Драгаль… буер Зов Драгаль… шмак Корн Шхерн… шмак Гут Драгор… Галиот Соль."

Это цитата из "Книги корабельного строения на Олонецкой верфи".
Стр. 184

Крепость Нотэборг (Орешек), когда ее заняли московиты, была переименована в Шлиссельбург. Бомбардир поручик Меншиков был назначен губернатором Шлиссельбурга, повышены в чинах Голицын и  Карпов.
Стр. 197

В штурме Ниеншанца, крепости гораздо меньшего размера, чем Шлиссельбург, участвовало около 16 тысяч московитов. Это были Преображенский и Семеновский полки, а также с десяток отрядов каждый численностью около тысячи человек, - отряды возглавлялись иностранцами Гордоном, Гулицем, Дедютом, Брюсом, Дроммонтом, Романовским, фон Буковеном, братьями Бернерами, Трейденом, Риддером, Бильсом, Купером, Пальмером, Гуриком, Инглисом.

Ниеншанц по взятии был переименован в Шлотбург. Губернатором его, как нетрудно догадаться, был назначен вновь вездесущий Меншиков.
Стр. 200

Но еще раньше 10 мая Петр и Меншиков стали кавалерами ордена Андрея Первозванного, - вручил им его граф Головин (первый обладатель такого ордена).

Указ о награждении от 10 мая 1703 года можно изучить, обратившись к четвертому тому "полного собрания законов Российской Империи".

"Капитану Бомбардирскому за взятье неприятельских двух кораблей дан воинский орден св. Апостола Андрея, в походной церкви, после отдания благодарения Богу, за тот над неприятелем одержанный авантаж. Тот орден положил на него Господина Капитана. Великий Адмирал и Канцлер Граф Головин, яко первый того ордена кавалер.

За ту же службу таковым же образом и генерал губернатор Александр Данилович Меншиков учинен кавалером реченного ордена".

Этот странный "указ" - если это государственный акт, поражает тем, что в нем отсутствует собственно государственная титулатура. Царь Московского царства, царь всея Белыя и Малыя Руси и все такое прочее – заменено "потешным" резидентурным наименованием Капитан. Отсутствует, как и полагается в тайных указах, подлинное имя награждаемого – и даже его резидентурное имя.

Однако своим собственным именем назван Меншиков – весьма почтительно, по имени и отчеству, как и полагалось по традициям московского делопроизводства, где аристократические и боярские отпрыски всегда именовались с "вичами", в чем можно убедиться, читая документы времен Алексея Михайловича, Феодора Алексеевича, Ивана Алексеевича.

Самого Петра, - заметим это! – его окружение чаще всего именовало просто "государь" или высочество – и почти никогда по имени-отчеству к нему не обращалось. Сам же он обращался к соратникам без всяких "вичей", весьма сухо, деловито. И подписывал свои послания исключительно по-немецки – Piter.
Стр. 203

В течение всего XVIII века историки – чаще иностранного происхождения – трудились над созданием "увлекательной" истории Петра. Величайшего из величайших государей земли русской. В результате подвижнических трудов к началу XIX века все грамотное население России знало, что город Санкт-Петербург, как новая столица государства, был основан самолично Петром 16 мая 1703 года.

В 1803 году, в ходе празднования столетии города, эта дата была даже выбита на юбилейных медалях.

Однако спустя каких-то восемьдесят лет нашелся человек, который в этом усомнился. Это был русский исследователь Петров.

Он поработал с материалами Кабинета Петра и пришел к неожиданным выводам – 16 мая 1703 года Петра не было на Заячьем острове, и даже в Шлотбурге!
Стр.204

Поэтому в свете сказанного выше подведем итог.

Самого царя Петра 16 мая в устье Невы не было. Никто из информированных лиц его окружения не знал о том, что он самолично заложил фортецию-город. Первое письмо Петра, под которым стоит слово Санкт-Петербург, датируется 29 июня. Что касается "столичных функций" фортеции, - то о них впервые Петр сообщил Меншикову лишь в сентябре следующего, 1704 года! А официальной столицей Петербург стал в 1711 году.
Стр. 210

Меншиков с мая по октябрь сумел организовать широкий фронт строительных работ. За пять месяцев он воздвиг на острове Иени-Сари земляную крепость – в ее валах скрывались солдатские казармы.

В то же время он умудрился построить на Березовом острове дворец для Петра и дворец для себя.

28 июня царь Петр торжественно прибыл к новостройке, которую назвал "наш Петергоф" - ныне мы знаем это сооружение как Летний домик Петра.
Стр. 217

Но на самом деле порядок закладки бастионов никому не известен. Во всяком случае три года спустя, 30 мая 1706 года, в день рождения самого царя Петра, когда закладывалась каменная фортеция, - картина была совершенно другой. При ее закладке Петр участвовал лично и лично закладывал первый камень в основание бастиона, - но, разумеется, не Государева, как было бы логично предположить. "… оная ж фортификация каменным строением в которой Его Императорское Величество изволил собственными своими руками положить первый камень во основание фундамента", - но это был фундамент левого фланка Меншикова бастиона! Данные эти содержатся в документе, который называется, "Реэстр строениям при Санкт-Питербурхе, с которых лет зачаты были строить <…> Д. Трезини.1724. То есть "Реэстр" этот был составлен еще при жизни Петра!
Стр. 224

Березовый остров, который вскоре стал называться Городовым или Городским, застраивался неравномерно. Сначала возводились "быстрые", временные деревянные постройки. Затем уже, имя крышу над головой, создатели Северной Пальмиры могли начать строить столицу в камне.

Та ее часть, где ныне находится Нахимовское училище, была, видимо, отведена для возведения каменных строений высших сановников. Это были первые особняки города – располагались они вверх по течению, вдоль берегов Большой Невы и Большой Невки. Ближайшим к домику Петра был дворец губернатора Сибири князя М.П. Гагарина, - его особняк начали строить в 1713 году. Чуть дальше стоял богатый и самый большой на набережной особняк вице-канцлера П.П. Шафирова. Следующим за ним – дом "князя-папы" Н.М. Зотова, за ним дома, принадлежащие стольнику И.И. Ржевскому, генералу Шипову. А на самом мысу и раньше всех – ещё в 1710 году – из камня разобранной крепости Ниеншанц построил себе дом канцлер Г.И. Головкин. Это – первая каменная постройка города. (Если, разумеется, не считать каменного дома Меншикова, заложенного на Васильевском острове в 1704 году и построенного уже к 1708 году.)
Стр. 233

В 1720 году Макаров затребовал у Репнина журнал военных действий во время Прутского похода.

12 мая 1721 года Макаров обратился к адмиралу Апраксину. Чтобы тот прислал копию журнала о походе "в Синус Ботникус" в 1714 году.

В сентябре 1721 года новая просьба Апраксину – доставить копии журналов 1716-1719 годов.

Здесь у непредвзятого читателя возникают некоторые вопросы.

Почему журналы военных действий хранились не в Москве, не в Петербурге, а неизвестно где – едва ли не в чуланах бывших военачальников? Почему их не было в государственных архивах?

Или другой вопрос. Почему никем – в том числе и Петром – не были приняты меры к сохранности этих документов?

На запросы Макарова не все откликнулись должным образом. Например, Репнин сообщил, что военных журналов 1711 года, то есть документов Прутского похода не осталось в природе вообще, - все они были уничтожены по повелению Шереметева: "По приказу ПРИ ПАРОЛЕ от господина фельдмаршала графа Шереметева многие письма сожечь повелено, что ВО ВCЕЙ АРМИИ и учинено"(!).
Стр. 244

Царь Петр не только бдительно следил за тем, что пишет Макаров, - он властно вторгался в текст, подготовленный кабинет-секретарем, безжалостно вычеркивал ненужные с его точки зрения подробности, вносил существенные дополнения.

Павленок пишет: "В намерения Петра, по всей вероятности, с самого начала работы входило редактирование сочинений и общее руководство всем начинанием".

Теперь историки констатируют, что тексты, написанные Макаровым в "Гистории", не блещут литературными достоинствами (Шафиров и Прокопович лучше бы написали!!), и украшают этот текст только собственноручно написанные Петром фрагменты.

Но в намерения Петра, по всей вероятности, входило не только описание истории Северной войны, - практически он в ходе работы с документами определил концепцию освещения событий с 1682 года! То есть с момента своего воцарения!

Говоря понятным нам языком, царь Петр дал "каноническую версию" событий, в результате которой он оказался на престоле. Она, эта версия, лежит в основе исторических трудов уже без малого триста лет!
Стр. 245

 

После смерти Петра Макаров составил перечень дел, которыми занимался Кабинет. Среди них – и наем иностранных специалистов, и отправка русских волонтеров за границу, и строительство дворцов, и приобретение скульптур и картин, и содержание дворцового штата… Все они требовали громадных расходов. Как же формировался бюджет, из каких средств?

Но в целом бюджет Кабинета формировался из "подносных" денег.
Стр. 246

 

Цитируем Н. Павленко:

"В 1715 году у царя родился сын Петр Петрович и внук Петр Алексеевич. В честь этого события, к которому, естественно, Макаров никакого отношения не имел, адмирал Федор Матвеевич Апраксин велел "отослать из губернии Воронежской кабинет-секретарю Алексею Макарову в презент 2000 рублев", собрав эту сумму с губернских чиновников всех рангов, а также с купцов.
Стр. 260

В 1708 году, когда царевичу было 18, между ним и отцом произошел конфликт, причина которого по существу неизвестна. Конфликт уладила жена Петра, мачеха царевича, Екатерина. Историки нам говорят о том, что царевич был ленив и неохотно и без огонька управлялся с отцовскими поручениями, но тут же глухо они добавляют, что царевич однако равнялся на папеньку в другом смысле – собрал вокруг себя некое сообщество, которое было сродни Всепьянейшему собору, однако, дескать, это было пустым времяпрепровождением и никак не было связано с заботами государственными. Осуждают царевича за это.

(Таким образом, косвенно мы получаем подтверждение тому, что в последние годы XVII века потешные свадьбы и баталии участников петровского "Всешутейного" собора не были такими уж шутейными, они были связаны с задачами государственными!)

Но если уж царевич копировал папеньку, то стоит обратить внимание и на другие "копии".

Автор биографии царевича в Энциклопедии Кирилла и Мефодия А.Б. Каменский пишет: "Для переписки друг с другом члены этого интимного кружка царевича использовали шифры".
Стр. 264

 

Но, видимо, все эти соображения перевешивались другими – дискредитировать личность царевича, похоже, был заинтересован и сам Петр! Неужели он не испытывал отцовских чувств? Или он не был отцом своего сына?

Посмотрите на ужасный финал этой страшной и темной истории.

В феврале 1718 года Алексей Петрович был привезен в Москву, где состоялась церемония его отречения от престола и примирения с отцом. Тем не менее, уже на следующий день в нарушение данных Петром сыну обещаний было начато следствие с целью выявления сначала тех, кто способствовал бегству царевича за границу, что считалось изменой, а затем (на основании полученных от Алексея Петровича показаний) по делу об антигосударственном заговоре. В ходе следствия (для его проведения было специально создано особое учреждение – Тайная канцелярия) было арестовано несколько десятков человек, подвергнутых жестоким пыткам и казням. В июне 1718 года Алексей Петрович был арестован и заключен в Петропавловскую крепость. По некоторым данным, в его пытках участвовал сам Петр I, самолично загонявший сыну иголки под ногти. 24 июня 1718 года специально образованный Верховный суд из высших военных и гражданских чинов приговорил царевича к смертной казни, а 26 июня при невыясненных до конца обстоятельствах он погиб. По всей видимости, он был тайно убит по приказу царя, который на следующий день после смерти сына торжественно отпраздновал годовщину Полтавской битвы…
Стр. 270

 

Но после 1718 года – он мог составить завещание? Мог предусмотреть опасность возможной борьбы вокруг трона? Мог ясно выразить свое мнение – и написать, что наследником российского престола является Петр Петрович, родившийся в 1715 году?

Однако мы видим совершенно иную картину.

Петр издал документ, в котором подвел базу под то, чтобы власть в государстве передавалась не по праву крови, - а по способностям. То есть по существу, предлагал закрепить новый порядок престолонаследия – не по крови, а – выборный. Исходя из его предложений, трон должен был занять самый способный к государственному управлению человек из ближайшего окружения.
Стр. 275

 

Но поверх этих "слащавых кремовых" украшений вкусного исторического торта витают ясные вопросы, на которые нам не хотят отвечать.

Почему умнейший из умнейших, величайший из великих не оставил письменного завещания?

Почему он хотел сменить традицию наследования трона по крови?

На эти вопросы есть предположительные ответы.

Петр Великий не оставил письменного завещания потому, что не имел права это делать. То есть не был легитимным царем.
Стр. 276

 

И если мы примем такую трактовку событий последних лет царствования Петра, то тогда должны будем вспомнить: порядок перехода высшей власти из одних рук в другие, предлагавшийся Петром, есть ни что иное, как порядок выборности иезуитских генералов! Это там высший совет ордена Иисуса после смерти своего главы собирался и избирал лучшего – пожизненно!
Стр. 276

 

Обстоятельства принятия Петром императорского титула 22 октября 1721 года хорошо известны: о них сообщает "Акт поднесения государю царю Петру I титула императора всероссийского и наименования Великого и Отца отечества", который был напечатан уже 1 ноября.

[…]

На последнем этапе работы, однако, указание на приоритет Синода из документов исчезает.

Но вместо него в тексте появляется… Меншиков!

Давненько мы о нем ничего не слышали.. Но как же без него обойдется такое историческое событие? Хотя он и не член Синода, но его участие в торжестве и документальное свидетельство участия по какой-то таинственной причине оказываются необходимы. Пирожник Алексашка дорос до того, чтобы вместе с императором Римским Максимилианом в одном документе записаться!
Стр. 288

 

Мы уже говорили о том, что царь Петр был главным цензором своей страны, - без его ведома в печать не отправлялась ни одна книга, ни один текст. Он визировал все материалы, предлагавшиеся к печати. В том числе и богослужебные.
Стр. 291

Например, в 1709 году была составлена так называемая Служба о победе под Полтавой. Ее автор Феофилакт Лопатинский не только называл царя вторым Константином, но и в песне третьего канона величал его КРЕСТОНОСНЫМ ЦАРЕМ. Служба эта была затем еще дважды перепечатана в Минеях – в 1711 году и в 1717 году. Так что православные россияне, стоя в храмах, слушали песни, восхваляющие крестоносного царя! И продолжалось это до 1724 года.

В 1724 году Петр счел необходимым внести в текст службы ряд изменений. В частности, против упомянутой песни третьего канона Петр написал – "Сию песню всю переменить…"
Стр. 293

 

Тело императора было выставлено в "погребальной зале" уже 28 января.

Предусмотрительный император, который весь срок своего правления только что и делал, что регламентировал на западный манер все стороны российской жизни, а в последние годы занимался преимущественно сочинением указов, разумеется, не забыл и о погребальных традициях.

Его раздражали туземные обычаи – хоронить покойника в день смерти, выть на похоронах, не надевать черные одежды… Еще в 1723 году, 2 декабря в записной книжке он начертал: "Чтоб ранее не хоронить трех дней".

Но, видимо, эти нововведения остались "непроработанными" и неизвестными ближнему окружению императора, - они не погребли царя Петра не только через три дня, но и через сорок дней он все еще лежал в "печальной зале".
Стр. 297

 

Кроме того, ответственный за разработку церемонии Яков Брюс почему-то не очень спешил с тем, чтобы рассказать о своих намерениях. 2 февраля тело императора все еще лежало в "печальной зале" - ходили слухи, что вскоре его перенесут в церковь. Прусский посланник Мардефельд писал: "Император лежит еще на парадном ложе, но его перенесут в скором времени в церковь".

Судя по донесениям современников, публика не имеет никакого представления о том, каким будет церемониал. Однако и 9 февраля ничего еще не было предпринято. "Труп покойного императора, - доносил Мардефельд, - лежит еще на парадном ложе, несмотря на то, что он уже ПОЗЕЛЕНЕЛ И ТЕЧЕТ".
Стр. 299

 

"Церемония совершилась, писал французский посланник, который так тщательно отслеживал все зигзаги сорокадневной подготовки, ощущая себя свидетелем исторического события, в большом порядке и весьма торжественно. Но ИНОСТРАННЫХ МИНИСТРОВ НА НЕЕ НЕ ПРИГЛАСИЛИ. Была сильная снежная метель с градом, и, однако, царица все время шла пешком за гробом… Тело поставлено в церкви на амвоне, на имеющем форму трона катафалке, где и останется в течении шести недель под охраною такого же почетного караула, какой находился около него во дворце".

Итак, мы видим, что 10 марта погребальный церемониал не закончился.

После 6 недель, которые труп провел в "печальных залах", теперь он еще должен 6 недель  провести в церкви. Вот что называлось "погребением" - перенесение "трупа" в церковь! Погребение было "символическим"! Да Иван Иваныч Голиков этого и не скрывает, - он ясно говорит о том, что тело "предали земле" условно – посыпали землей, закрыли гроб и оставили на катафалке.

Это был гроб "временный" - на катафалке в недостроенном соборе. Окончательное погребение было отнесено ко времени, когда будет достроен собор… Но почему ж тогда обычным порядком – несмотря на недостроенность собора! – там хоронили детей Петра и вдову его брата?

Но если погребение было "символическим", то мы вправе задать логичный вопрос – А НЕ БЫЛА ЛИ И СМЕРТЬ ИМПЕРАТОРА СИМВОЛИЧЕСКОЙ?
Стр. 303

 

Приблизительно тогда же, в начале июня, идет работа над восковой статуей Петра. От имени императрицы между 11 и 18 июня в Академию наук было передано распоряжение;: "Отпустить… глаза для дела статуй Его Императорского Величества". В соответствии с распоряжением было "отдано графу Разстреле глазов семь пар".

(Смышленый читатель уже, верно, задается вопросом: а не лежал ли 42 дня в гробу не "позеленевший отец Отечества", а восковая персона? Ответить уверенно на этот вопрос не можем – обращаем лишь внимание читателя на то, что период "болезни и долгих похорон" Петра Великого превосходно вписывается в паузу между смертью папы Римского Иннокентия XIII и избранием нового папы Бенедикта XIII, которого в миру звали тоже Петром – Пьетро Франческо Орсини.)
Стр. 305

 

Тем более интересен документ, который был написан сподвижником Петра и издан при жизни императора – единственный документ, который почти триста лет находился в исследовательском небрежении. Маленькая сказка, конспирологический рассказ, в котором зашифрована тайна начала петровской эпохи.

За автором этого рассказа была объявлена охота по всей Европе.

Этот автор в центр своей маленькой истории поставил фигуру РОССИЙСКОГО ПРИНЦА.

Эта маленькая книжка породила в Европе целую серию литературных и театральных произведений о необычной судьбе необычного принца.

Звали этого принца – Кушимен.

А если без конспирологии – МЕНШИКОВ!
Стр. 306

Кстати говоря, "фамилия" Мнишек составлена из тех же букв, что и Меншик.

 

Часть III И под другими скрытными именами его жизнь описана

Теперь мы должны решить, является ли это про изведение РОМАНОМ, написанным по мотивам легенд о жизни счастливо возвысившегося сына пирожника? Или в этом произведении есть важная  КОНСПИРОЛОГИЧЕСКАЯ составляющая?

Филологи петровского царствования – о чем существуют и письменные свидетельства – легко распознали прототип князя Кушимена. Но они же нисколько не сомневались, что автором книги является не известный французский писатель (писательница), а военный инженер, пребывавший несколько лет на российской службе, а затем дезертировавший из армии.

Имя этого человека мы встречали уже по ходу наших изысканий. Это он изготовил для Петра чертеж Петропавловской крепости, - и за свои труды 1 октября 1703 года стал кавалером ордена Святого апостола Андрея Первозванного.

Это Жозеф Гаспар Ламбер де Герэн.
Стр. 312

 

Ездил ли Ламбер (видимо, снова под другим именем) во Францию, неясно, - но русская дипломатия в Берлине получила указания, если найдет Ламбера, запретить ему носить российский орден Св. Андрея.
Стр. 313

 

Мы говорим о стеганографии – это искусство сокрытия одной информации внутри другой. Расцвет его пришелся на XV – XVII века, - но российские писатели и гуманитарии, похоже, не слышали о нем никогда. Во всяком случае, мы не видели ни одного труда, в котором историки и литераторы пытались бы рассмотреть некоторые сюжеты прошлого и настоящего с применением стеганографических методов. Есть, правда, и другая возможность объяснения такой "глухоты и слепоты", - это причастность всей российской культуры (в лице ее признанных творцов) к католической или прокатолической элите. Эта фантастическая возможность, разумеется, прояснила бы многое – в том числе и заинтересованность в том, чтобы никто не задумывался о "двойном дне" истории. Она объяснила бы привязанность наших историков к "информационным болванкам" петровской и предпетровской эпох. Но тогда пришлось бы отказать лучшим российским интеллектуалам в умении мыслить и анализировать… Поэтому поиск причины всеобщего смирения с "неразрешимыми вопросами" можно будет оставить на будущее, - это требует грандиозных изысканий и доказательств. У нас задача менее претенциозна. Мы хотим попытаться прочитать некоторые "исторические сюжеты" эпохи Преобразований с помощью стеганографических методов. Здесь же добавим, что эти методы изложены в большом числе изданных в Европе трудов XV и XVI веков, эти труды хорошо известны, но в России, конечно же, не переводились.
Стр. 328

 

Традиционная история сообщает нам, что родилась Наталья Кирилловна Нарышкина в 1651 году, то есть была она на 26 лет младше царя Алексея Михайловича. Брак меж ними был зарегистрирован 22 января 1671 года, через два года после смерти жены царя и матери всех его детей Марии Милославской.

Спустя 16 месяцев, в мае 1672 года, царица Наталья родила сына Петра.

В 1673 году царица Наталья родила дочь Наталью – впоследствии любимую сестру Петра.

В 1674 году у царицы появился еще один сын – Федор.

Кажется, семейная жизнь царя с молодой женой протекала благополучно, - тем удивительнее демарш, который позволил себе царь Алексей.

В том же 1674 году, 1 сентября, публично объявил, что назначает наследником престола сына от умершей первой жены – Феодора.

Но это нам удивительно – нам, которые привыкли к традиционной истории. А если Наталья Нарышкина НЕ БЫЛА СУПРУГОЙ царя Великой Тартарии, - то произошедшее выглядит вполне осмысленно. Причем,  для такого шага у царя Алексея Михайловича тоже должны были быть веские причины. Согласно традиции (общеевропейской) власть в Великой Тартарии наследовал старший сын – и в принципе не было необходимости объявлять наследником 13-летнего на тот момент Феодора. Но такая необходимость появлялась в том случае, если на тот же момент существовал более старший по возрасту претендент, - который на взгляд царя не был годен для управления страной.
Стр. 331

 

Но исходя из всей совокупности известной нам информации, мы просто обязаны решить – кто же из них обладал правом на престол – и кому царь Алексей Михайлович отказал в этом праве, передав его подростку Феодору.

Мы считаем, что в 1674 году, когда Тишайший объявил имя наследника, царевич Алексей Алексеевич был еще жив. Это он, имеющий право на власть, был отстранен от права наследования. И это именно он 22 января 1671 года вступил в брак с Натальей Нарышкиной. Именно в браке с Нарышкиной родился у царевича сын Петр.

Если принять во внимание эти скрытые смыслы, тщательно скрытые пропетровскими историками, то тогда становится ясно, почему в исторических трактатах царевич Алексей оказался "умершим" уже в 1670 году. Надо было его убрать еще до дня бракосочетания! Тогда исследователи, зная, что императора зовут Петр Алексеевич, закономерно будут думать о том, что отцом Преобразователя был Алексей Тишайший, а не его сын!

Как мы видим, операция прошла успешно. И теперь никто не обращает особого внимания на то, что в 1674 году Алексей Михайлович почему-то разлюбил молодую жену, родившую ему трех детей, и вновь полюбил детей от первого брака. Ничего этого, скорее всего, не было. Все дети Натальи Нарышкиной – это внуки Тишайшего.

В 1676 году цветущим 47-летним мужчиной Алексей Михайлович внезапно "скончался" Власть перешла, как он и велел, к пятнадцатилетнему Феодору. При этом удивительную покладистость и послушание проявили все, кто обретался в коридорах власти. Никаких заговоров, никаких попыток преступить через волю "покойника"… Как будто он незримо продолжал присутствовать и управлять ими – только умножив свои полномочия. Может быть, он попал в еще более высокие сферы? Не стал ли он патриархом московским? Нет, кто ж считался в то время с такой слабой фигурой, находившейся в подчинении у Рима?

Так может быть, Алексей Михайлович был награжден Римом за внедрение в Московии "контрреформационных технологий", способствующих единению церквей – и был выбран папой Римским?

Заглянем в справочник – точно! В 1676 году в Риме появился новый папа Римский Иннокентий XI – и носил он тиару верховного понтифика в аккурат до 1689 года. И как только понтифик скончался, так сразу же и начались в Московии (в Тартарии) заварухи – стрелецкий бунт, заговоры, религиозные распри… Правда в миру звали этого великого человека не Алексей Михайлович Романов, а Бенедетто Одескальски.
Стр. 334

 

Завершая поиск стеганографических смыслов относительно царицы Натальи Нарышкиной, вытекающих из содержания книги неизвестного автора о происхождении принца Меншикова, вспомним и еще одну немаловажную деталь, сообщенную нам "пропетровскими историками". После рождения царевича Петра царица Наталья Нарышкина (заметим, так и не обретшая "тронного" имени) получила в подарок театр… Уже в июне 1672 года он начал строиться в Преображенском, и вскоре на его подмостках был показан спектакль "Есфирь".
Стр. 334

 

Показывали ли Наталье Нарышкиной в театре села Преображенское спектакль "Есфирь", - или это указание включено в канву исторического повествования для того, чтобы посвященные поняли, что именно в это время и об этой женщине начали создавать одноименную книгу?

Но мы-то знаем, что в это время еще никем не была в полной мере описана история Московии, - что иезуитские историки еще только искали стеганографические "информационные формулы", что даже и позднее историки (Татищев, например) знали историю Московского царства только фрагментарно и в общих чертах. Да и сам посвященный император Петр повелевал создать историю, начиная с царя Василия. И чтоб царей было десять. Но их никак еще десять не набиралось, считают современные историки, - поэтому в список были включены и "не цари"…
Стр, 335

 

Теперь, ознакомившись с разными описаниями решающей битвы в "тайной войне" XVII века, мы лучше понимаем, о чем именно должны были умолчать историки, говоря о времени, предшествующем эпохе Преобразований Петра Первого.
Они должны были умолчать о том, что Наталья Нарышкина была не второй женой, а любовницей Тишайшего.
Стр. 337

 

Но если угличский царевич "умер", - а потом воскрес и даже занял Москву, то что означают эти сведения по отношению к "Преображенскому царевичу" Петру?

Не означает ли это, спрашиваем мы прямо, что примерно в 9-10 лет царевич Петр "умер", - то есть что ему сменили имя?

Вот это-то "пропетровские" историки и должны были скрыть в первую очередь! А поголовная смена имен шла с 1682 года, когда царевичу Петру было как раз десять лет!
Стр. 339

 

В трактовках фигуры Меншикова отечественными историками даже ощущается некоторая злобность, вызванная бессилием объяснить необъяснимые факты…
Стр. 341

 

О царском происхождении царевича не знали только непосвященные – потому и звали его Алексашкой и завидовали "внезапному" возвышению. А "посвященные" - всегда обращались к нему почтительно – по имени и отчеству, как и полагается обращаться к представителю царствующей династии. Посвященных нисколько не удивляло, что именно Меншиков становился "губернатором" в каждом отвоеванном у шведов городе. Это – были его царские владения.

(Теперь, исследуя письма, обращенные к Меншикову, можно точно установить фамилии "посвященных", то есть участников контрреформационной операции).

Сам Меншиков, как не устают убеждать нас историки, - ни читать, ни писать не умел! И нам остается только хохотать, слыша подобные утверждения. Потому что "безграмотность и невежество" Меншикова – это еще один стеганографический прием, с помощью которого авторам "профанной истории" удалось скрыть существо происходивших событий. Потому что на самом деле в эпистолярном наследии императора Петра Великого НЕВОЗМОЖНО ВЫЧЛЕНИТЬ написанное Петром и написанное Меншиковым – это ведь ОДИН И ТОТ ЖЕ ЧЕЛОВЕК!

Поэтому тот, кто носит "фантомное царское имя" Петр, всегда почтительно обращается к Меншикову, обращается к нему нежно "мин херц" и подписывает свои цидулки по-немецки лаконично, без всяких титулов – Piter.

Поэтому тот, кто носит "фантомное царское имя", всегда оказывается вблизи Меншикова как его соратник и, может быть, духовный руководитель.

Поэтому – что совершенно не нравится историкам! – при беспристрастном анализе документов выясняется, что крепость "Санкт-Петербург" заложил 16 мая 1703 года Меншиков! Он же – построил себе не избушку (домик Петра), а деревянный Посольский Дворец, а затем и каменный дворец! Он же возвел верфи и выстроил Кронштадт. И именно в бастион его имени заложил первый камень тот, кто носил "фантомное царское имя".
Стр. 344

 

Нет сомнения, что о существе многих страниц русской истории великолепно знал и В.О. Ключевский. Но, работая в пространстве официальной науки, он мог говорить только то, что не сделало бы его "парией" в научном сообществе.
Ведь научное сообщество – и есть самый злейший враг настоящего исследователя!

Об этом в свое время превосходно писал Мишель Монтень, размышляющий о том, как в его время (в эпоху создания исторических мифов и построения их целостной картины – ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ) утверждаются в умах ложные убеждения и мнимые ценности.

"Спервоначалу чье-то личное заблуждение становится заблуждением общественным, а затем уж и общественное заблуждение оказывает влияние на личное. Вот и растет эта постройка, в которой каждый прикладывает руку так, что самый дальний свидетель события оказывается осведомленным лучше, чем непосредственный, а последний человек, узнавший о нем – гораздо более убежденным, чем первый".

И еще одну цитату из "Опытов" Монтеня хотелось бы привести, - жаль, что на истфаках наших университетов не заставляют ее заучивать наизусть, как "Отче наш".

"Трудное это дело – сохранить в неприкосновенности свое суждение, когда на него так давят общепринятые взгляды. Сперва предмет разговора убеждает простаков, после них убежденность, поддержанная численностью уверовавших и древностью свидетельств, распространяется и на людей тонкого ума. Я же лично если в чем-нибудь не поверю одному, то и сто одного не удостою веры и не стану также судить о воззрениях на основании их древности".

Золотые слова!

Таким был и Василий Осипович Ключевский. Крупный историк, который не мог, однако, прямо говорить все, что думает. Вот, например, чеканная его фраза, при жизни не публиковавшаяся:

"Под византийским влиянием мы были холопы чужой веры, под западноевропейским стали холопами чужой мысли".
Стр. 349

 

Гравированный портрет Меншикова, изготовленный "штатным" портретистом М. Бернигеротом в 1715 году, историки стараются не замечать. Считается, что портрет во всех смыслах неудачен и содержит ошибки. Однако в нашей версии все встает на свои места. Если этот придворный портретист изготовил все иные портреты (Ламбера де Герэна, например) без ошибок, то и здесь вряд ли он проявил халатность. На ленте, помещенной под медальоном, ясная надпись – Александр Алексеевич, принц Меншиков.
Стр. 360.

 

Четвертый крестовый поход занимает особое место в истории крестоносного движения, - заявляет автор книги "Папство и крестовые походы" М.А. Заборов.

Вывод этот – не сенсационное заявление, а общее мнение всех тех, кто занимался исследованием удивительного феномена и кто так и не добился никакой ясности в вопросах о причинах и смысле грандиозной акции папы Римского Иннокентия III.

В середине XX века один из французских историков (Р. Груссе) назвал эту акцию по захвату и разгрому столицы христианской империи, Константинополя – "актом международного разбоя".

К слову говоря, интерес к истории четвертого крестового похода возник у историков только в середине XIX века!
Стр. 367

 

После полувековой дискуссии, в которой было высказано немало – в том числе и крайних – суждений, промежуточный итог выглядел так, как его сформулировал французский историк А. Люшер – ПРОБЛЕМА ЧЕТВЕРТОГО КРЕСТОВОГО ПОХОДА НИКОГДА НЕ МОЖЕТ БЫТЬ РАЗРЕШЕНА.
Стр. 368

 

Никому, к сожалению, не приходит в голову мысль о том, что существующий инструментарий исторической науки НЕПРИГОДЕН для анализа текстов, создававшихся с помощью "тайных методов". А создавались они в эпоху информационной (религиозной) войны – и значит, описывали эту войну не прямо и открыто, как думают нынешние историки, плоско и буквально читающие содержание описаний, а с применением шифрограмм и прочих ухищрений. Информация о такой войне – как о любой тайной войне – существует в "профанном пространстве" неявно, скрыто, зашифрованно.
Стр. 368

 

Но если мы отождествляем византийского императора Мануила и московского царя Алексея Михайловича Тишайшего, если мы находим нечто общее между папами Иннокентием III и Иннокентием XI, то тогда мы должны сделать вывод о том, что Москва XVIII века – это и есть Константинополь ЧЕТВЕРТОГО КРЕСТОВОГО!
Стр. 382

 

Мы уже говорили, что в среде "олатиненных" московитов имя ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ могло быть просто "указанием должности" - то есть под этим именем мог действовать наместник (Петр) Рима и конкретно папы Римского (Алексея Тишайшего, ставшего папой Иннокентием). Таким образом, от имени Петра Алексеевича мог выступать, например, господин Лефорт, на исключительную роль которого указывает не только "тартарская история" ("абсолютный хозяин положения"), но и традиционная история, которая делает его главой Великого посольства.

Но поскольку господин Лефорт в 1699 году так некстати "умер" - будучи цветущим сорокачетырехлетним мужчиной (как раз подгадал к тому времени, когда опустел ватиканский престол – и в 1700 году папскую тиару надел Климент XI), то мы должны допустить, что, начиная с 1700 года, под именем Петра Алексеевича действовал в Латинской империи кто-то другой.
Стр. 387

 

Рядом с блистательным Меншиковым всегда находится скромный ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ. Одет он в скромное "немецкое" платье, живет он в скромных избушках – сначала в "домике Петра" на Березовом острове, затем в "Летнем дворце", - который, по существу, тоже является "домиком", ибо несравненно проще и скромнее любого дворца Меншикова.

Пришлые "преобразователи", крестоносцы четвертого крестового – прекрасно знают, кто главный в деле преобразования старой империи в новую империю. Это тот, кто носит резидентурное имя ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ. То есть руководитель крестового похода. Он, как и полагается высокопоставленному иезуиту, должен быть рыцарем четвертого обета, - то есть не гнаться за ЛИЧНОЙ ВЫГОДОЙ. Он и не гонится. Живет всегда очень скромно. Соратники, как и положено по инструкции, обращаются к нему с полной титулатурой (потому что он действует от имени законного наследника и Московского царства и всей России – царевича староконстантинопольского). Сам же он подписывается без всяких титулов – Piter. И никогда не возлагает на свою высокоумную голову царской короны. На портретах мы видим его простоволосым, но в рыцарских доспехах – как и полагается выглядеть крестоносцу.
Стр. 388

 

Таким образом, к 1700 году, можно сказать, римская мечта сбылась – греческая империя, Византия, превратилась в латинскую империю – и ЕДИНЕНИЕ ЦЕРКВЕЙ состоялось. Как и предполагают историки, за счет уничтожения одной из них – греческой. Которая по существу "олатинилась", стала придатком Западной церкви. Удивительно ли, что патриаршество было "упразднено", Что патриарх Адриан также вовремя "умер"?
Стр.  388

 

Так что на всю эпоху Петровских преобразований и предшествующую ей эпоху смуты можно посмотреть и под другим углом зрения. Можно обвинить представителей "староконстантинопольской" (великотартарской) династии в сотрудничестве с латинянами, в пособничестве крестоносцам, пытавшимся насадить в православной империи католицизм. А можно посмотреть и так, что, оказавшись в безвыходной ситуации в результате широкомасштабной римской экспансии, "староконстантинопольская" династия вела яростную и длительную политическую схватку – коварно прикидывалась союзницей Рима, соглашалась на вынужденные компромиссы и все это до той поры, пока не удалось "вымотать врага".
Стр. 392

 

Исследуя письменное прошлое российской империи, мы видели, что историография России практически не существовала в сколько-нибудь систематизированном и упорядоченном виде еще в XVII веке.

Первые попытки "дикой историографии", как в случае с Андреем Ивановичем Лызловым, на свой страх и риск, без соответствующего "руководства" взявшегося за анализ исторических сведений о российской истории, оказались замолчанными и отодвинутыми от генеральной линии. В то же время в самом начале петровской эпохи мы видим тотальное уничтожение старых родословий, - такое ощущение, что московиты внезапно перестают ощущать себя связанными с историей "нежелательных предков" и в срочном порядке вынуждены переписывать свои биографии, в которых явственно присутствует "западная ориентация".

Интересный  процесс мы наблюдаем и в первой четверти XVIII века – в период наиболее активных "преобразований", то есть ломки старого государственного устройства и приведение его к единому европейскому стандарту. Здесь мы наблюдаем не только "олатиненное" образование – начиная с простейшего и заканчивая высшим (на Западе), не только явные преференции благонадежным латинянам любой национальности, но и жесткий контроль за "издательским процессом". Наш высокоуважаемый император Петр (впоследствии объявленный отцом отечества и Великим)  не только просматривает всю письменную продукцию, предназначенную к печати, но и самолично редактирует записи в походных журналах, тексты в газете, календари, гравюры, сценарии торжественных въездов и праздничных фейерверков, тексты церковных служб. Ни одна бумажка, написанная чьей-то рукой, не проходит мимо его зоркого глаза. Он же закладывает первые основы в историографии – заказывает несколько вариантов истории своей эпохи. Увы, не все исполнители справляются должным образом с заданием. В то же время он, став членом Французской академии, ведет активную работу по привлечению к "научной деятельности" зарубежных специалистов. Именно с его подачи приезжает в Петербург Г.Ф. Миллер, а затем Байер и Шлецер.
Стр. 396

 

Мало кто из нынешних читателей знает, что в начале XX века (1903 год) даже собирался специальный Международный конгресс историков – на нем все "национальные версии" истории приводились к ЕДИНОЙ ВЕРСИИ, то есть ставилась конкретная задача перед "наукой" - добиться единообразия, убрать разночтения.
Стр. 397

 

Разрушенная латинскими рыцарями греческая империя (Византия – Великая Тартария) при тотальном контроле латинян на всю информационную деятельность, развернувшуюся с помощью Главного Комиссара (Гозье Великой Тартарии), - уже к 1706 году, как свидетельствует шпионский рейд Ламбера де Герэна, обрела СВОЕ ОПИСАНИЕ в основных "информационных болванках" ИСТОРИИ ЧЕТВЕРТОГО КРЕСТОВОГО ПОХОДА.

Поэтому Ламбер де Герэн не только знал о существовании и падении Великой Тартарии, не только указывал на то, что герои этой истории еще живы, не только знал, кто был главным действующим лицом этой трагедии (византийский царевич Алексей, он же Меншиков), не только понимал, кто и почему закладывал Петропавловскую крепость, план которой он так добросовестно вычертил. Он, вероятно, знал и то, почему покровителем города считался Исаакий Далмацкий, в честь которого была построена церковь рядом с Адмиралтейством.
Стр. 401

 

Часть IV Небываемое - бывает

"В одном государстве царственный ребенок, вследствие семейной вражды, гонения от родственников, подвергался страшным опасностям, спасся чудесным образом, воспитывался в уединении, среди низких людей, набрал себе из среды этих людей новую храбрую дружину, одолел с нею противников и стал основателем нового общества, нового могущественного государства, проводил свою жизнь в борьбе и оставил по себе двойную память: одни благословляли его, другие проклинали".

О ком это идет речь? Что это, хотят нам повторять старую сказку о Кире и Ромуле: кто ей теперь верит?

Сказывается не сказка, не о Кире и Ромуле идет речь, приводятся неоспоримые известия о русском царе Петре Алексеевиче, который жил в конце XVII и начале XVIII века; пора оставить толки о сказках, о мифах и подмечать общие законы исторических явлений".

Так начинает вторую главу 14-го тома своей истории С.М. Соловьев.
Стр. 413

 

Плодом неуемного восторга является и репутация Петра как великого полководца. Даже не рассматривая потешных сражений, а внимательно прочитав историю всех побед – в том числе и Полтавской, непредубежденный читатель видит: роль Петра в этих сражениях чисто декоративная. Решения принимают другие полководцы. Города берут другие военачальники. Петр их только награждает.
Стр. 415

 

Собственными руками Петр сделал крест в полторы сажени вышиною и поставил на том месте, где вышел на берег; на кресте виднелась голландская надпись: "Сей крест сделал шкипер Петр в лето Христово 1694".
Стр. 423

 

Странным, очень странным выглядит его стремление быть как можно дальше от "центра управления". Такое ощущение, что у него нет никаких дел. Такое ощущение, что все бразды правления он отдал в чужие руки. А у самого царя нет никаких идей и планов. Такое ощущение, что его держат как можно дальше от Кремля и не хотят, чтобы его видели хотя бы иногда рядом с братом на троне. Так он  был царем или не был?

ГДЕ ХОТЯ БЫ ОДНО ЕГО ПРИЖИЗНЕННОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ В ЦАРСКОМ ВЕНЦЕ СО СКИПЕТРОМ И ДЕРЖАВОЙ?
Стр. 423

 

Если рассматривать все четыре крестовых похода как разные этапы захвата Московского государства силами контрреформационного воинства, то они, стянутые во времени, находят явные параллели с историей предпетровского и петровского времени.
Стр. 432

 

Но если мы до сих пор, спустя триста с лишним лет после интересующего нас противостояния, все еще живем в православной стране, то значит, все усилия крестоносного воинства, могущественного и интеллектуально продвинутого оказались бесплодными? Кто же отстоял православие? Не Петр же, ликвидировавший патриаршество и рубивший головы монахам? Задавая этот вопрос, мы хотели бы, чтобы читатель обратил внимание не только на то, что в петровскую эпоху произошла "ликвидация патриаршества". Мы хотим подчеркнуть, что и в эпоху крестовых походов (в традиционной версии) также мы не наблюдаем сколько-нибудь осмысленных действий Константинопольской главы православия. Почему же главный православный иерарх оказался "вне игры"? Действительно ли он бездействовал? И кто же тогда оказал сопротивление армии контрреформаторов и позволил стране сохранить православную веру?
Стр. 456

 

… не так важна корона на челе, как важно, чтобы коронованным было сердце. Тогда оно обретает крылья и становится бессмертным.
Стр. 490

 

Информация к размышлению.

 

 
 
 

Стеганография в истории

Агранцев И.
Петр Великий - хан-крестоносец?

This page was first published on January 12, 2008. 


© 2007-2010 Евгений Ахунджанов. Все права сохранены.
www.transcriber.ru | Послать письмо автору